Записи с меткой «Драйзер»

Бальзак (Стратиевская)

Описание Бальзака от Веры Стратиевской

Бальзак

Блок ЭГО* 1-я позиция* Программная функция* "Интуиция времени"

Бальзак живет по принципу "поспешай медленно" и очень не любит, когда ему навязывают другие темпы.

Можно только позавидовать тому, что он никогда никуда не спешит и никогда никуда не опаздывает. (У него даже намеренно опоздать не получается). Транспортные неурядицы и "пробки" на дорогах, похоже, никак не усложняют его жизнь: несмотря ни на что, он всегда прибывает вовремя.

В его жизни никогда не случается ничего непредвиденного, потому что он все умеет предвидеть. Совпадение собственных прогнозов довольно рано перестает его и удивлять и радовать. Он как будто рождается со знанием всего того, что произойдет с ним в будущем, и всего того, что уже происходило в далеком прошлом. Это, казалось бы, огромное преимущество перед остальными оборачивается для него существенной проблемой — иногда ему становится скучно жить. Настолько хорошо он все предвидит, что для него как будто не существует в жизни сюрпризов.

Бальзак не торопится одаривать всех и каждого своими предсказаниями, он не идет работать "гадалкой". Для него умение видеть "сквозь время" слишком естественно для того, чтобы делать из этого "аттракцион". Бальзак предпочитает роль учителя, анализирующего совершаемые ошибки и предостерегающего от их повторения.

Как это ни печально, но Бальзак со свойственным ему пессимизмом часто выполняет функцию того самого сказочного камня, который предрекает: "Пойдешь направо — коня потеряешь, пойдешь налево — голову сложишь…" И вроде бы не остается никаких других возможностей, кроме как повернуть назад.

Бальзак не тот, кто будет воспевать "безумство храбрых". Наоборот, он сочтет своим долгом своевременно предостеречь от безрассудных поступков, предупредить о всех возможных опасностях, указать на самый неблагоприятный ход событий.

Бальзак обладает способностью в последовательности любых явлений своевременно увидеть самое слабое звено. Он также не сочтет за труд проанализировать, какие скрытые опасности оно в себе таит и какие грядущие неприятности за собой повлечет.

Бальзак, как никто другой, видит изначальную обреченность многих предприятий или ошибочность многих несвоевременных начинаний. Но при всем своем пессимизме Бальзак, в отличие от некоторых других интуи-тов, не предрекает близкого конца света. (Он вообще против того, чтобы нагнетать общественную истерию посредством мрачных прогнозов)

Бальзак любит философски смотреть на происходящее, поэтому "утешает" изречениями типа: "все проходит", "все мы там будем", "завтра еще не конец света", "это пройдет"…

Бальзак считает, что все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать. Бальзак умеет ждать. Он умеет заполнить время ожидания так, что оно растянется на всю жизнь, не причинив его планам никакого ущерба.

Бальзак умеет быть хозяином собственного времени — это позволяет ему чувствовать себя независимым. Бальзак умеет не подчиняться обстоятельствам: он предпочитает их использовать. Не имея привычки обольщаться или заблуждаться на свой счет, он способен реально оценить собственные возможности в конкретных условиях, на определенном этапе.

Бальзак — единственный, кто видит самые скрытые и самые незаметные тенденции исторического развития общества. Он, как никто, чувствует взаимосвязь событий во времени, понимает, как происходящее сегодня влияет на дальнейший ход истории. О каком бы событии ни размышлял Бальзак, он видит его одновременно в настоящем, прошлом и будущем. И это для него не более, чем естественное восприятие всех жизненных явлений.

Следуя своему постоянному стремлению избегать возможных ошибок, Бальзак часто берет на себя роль стороннего наблюдателя, чем дает повод к обвинению в пассивном отношении к жизни.

Недостатком бальзаковских предостережений является отсутствие в них позитивной альтернативы, вследствие чего они часто "замораживают" чью-то деловую активность. При всем стремлении Бальзака предотвратить количество совершаемых в мире ошибок их не становится меньше. Хотя бы потому, что отказ от намеченных планов во избежание опасностей, сопутствующих их осуществлению, уже сам по себе может быть ошибкой.

Блок ЭГО* 2-я позиция*Творческая функция* "Деловая логика"

Время Бальзака заполнено делами либо размышлениями о том, как их лучше
сделать. Бальзак лучше всего работает там, где менее всего на него давят, влияют, отвлекают или мешают, где наименьшая вероятность ненужной суеты, суматохи, штурмовщины, этических "разборок" или интриг в коллективе.

Внутренне глубоко независимый, Бальзак в любом деле стремится быть свободным от обстоятельств. Какой бы ни был напряженный режим на производстве, на него это не повлияет: он методично и спокойно отрабатывает свой рабочий день, удобно и размеренно распределяет свои силы, чередуя разные виды работ и разные виды нагрузок.

Бальзак педантично следует заданным указаниям. Если ему предписана определенная последовательность работы, он ее неукоснительно выполняет. Но там, где от него требуется только конечный результат, а промежуточная последовательность не важна, он предпочитает следовать собственному плану работы и, по возможности, собственным рациональным методикам.

Очень усидчив, с удовольствием занимается трудоемкой кропотливой работой, тщательно прорабатывает детали. Прежде, чем сдать работу, внимательно ее проверяет, стараясь не допустить ошибок. Для Бальзака очень важно, чтобы анализ ошибок в его работе был своевременным и, главное, конструктивным.

Постоянно заботится об уровне своей квалификации. Всегда благодарен за ценные указания и советы по работе.

Очень переживает, когда его работа не получает высокой оценки, — это наводит его на мысли о собственной "профнепригодности". Иногда приходит к выводу, что принесет больше пользы, работая консультантом, инструктором, методистом, контролером, чем простым исполнителем.

Очень любит, когда к нему на инструктаж присылают новых работников. Бальзак обожает инструктировать — это его "звездный час", которого он всегда с нетерпением ждет.

Не рекомендуется учить Бальзака, в каком порядке ему следует осуществлять свои планы, когда и как ему заниматься своими делами. И уж тем более не стоит его поучать, что и как надо делать. Он предпочитает не иметь дело с теми, кто знает "как надо": он из тех, кто для себя лучше это знает.

Главное, он знает, стоит ли выполнять это дело вообще. В первую очередь, по его мнению, следует основательно продумать, что это за дело, кому и для чего оно нужно, и чем именно он в этом деле может быть полезен.

Если ему дать какую-то работу, но не назначить срок ее выполнения, Бальзак вообще не сочтет это заданной работой: он либо забудет о ней, либо проигнорирует. Ему необходимо аргументированно объяснить, для чего она нужна и как скоро требуется ее исполнение. Только после этого он сможет воспринимать задание всерьез. Такой подход к делу объясняется стремлением не делать ничего лишнего, не делать того, что никому не нужно.

Для Бальзака, как для любого представителя третьей квадры очень важно сознание собственной востребованности: он не сделает того, что никому не нужно, он хочет быть свободным для дел, которые кому-то действительно нужны. Бальзак подрядится на бесполезную работу только в том случае, если он до этого был безработным и ему сейчас не на что жить. Но впоследствии он постарается найти себе более удачное применение.

Бальзак из тех, кто "семь раз отмерит" и еще сто раз подумает, прежде чем "отрезать". Бальзак обязательно подумает и о последствиях своего соучастия в чем-либо. Бальзак старается никогда и ничем не рисковать. Он не из тех, кто примыкает к оппозиции или к диссидентскому движению, хотя и может поддерживать личные отношения с отдельными его представителями. Да и зачем ему, если он умеет дождаться нужной ему политической ситуации и использовать ее для реализации своих планов.

Блок СУПЕРЭГО*3-я позиция*Нормативная функция* "Сенсорика ощущений"

Бальзак старается сделать все необходимое для устройства собственного быта. Дом Бальзака — не только его крепость: это и его духовный и интеллектуальный "оазис", где непременно должны находиться его любимые и дорогие ему вещи — любимые книги, любимая музыка, любимые портреты и фотографии на стенах, любимые "памятные подарки" на полках.

Бальзак может уютно устроиться и в одной маленькой комнатке — главное, чтобы нашлось место для его "любимого" кресла и для его книг. Бальзак любит удобную мебель, не важно, какого стиля, любит приглушенное, теплое освещение. Любит растопить камин зимним вечером, любит шум дождя за окном.

Бальзак старается запасаться "про черный день" всем необходимым. Недуализированный Бальзак по возможности закупает всего &quot
;по два, по четыре, по шесть, по восемь." Достоверный факт: один из представителей этого типа оборудовал у себя дома уютный и удобный подвальчик, куда нанес все нужное "на случай войны".

Бальзак очень ценит собственный комфорт и душевный покой. Старается создавать вокруг себя уютную и удобную микросреду. С удовольствием окружает себя красивыми вещами. Любит собирать небольшие коллекции произведений искусства, делать себе "памятные подарки".

Прекрасно чувствует себя в уютной и доброжелательной обстановке. Любит "наносить визиты" в хлебосольные и гостеприимные дома (но только будучи уверенным, что ему там действительно рады). Охотно принимает приглашения на вечеринки в приятную и интересную компанию. Заранее беспокоится о том, как провести наступающие праздники. Любит принимать у себя ограниченный круг близких друзей, угощая не только вкусной едой, но и приятной интеллектуальной беседой об анализе последних событий в области культуры, искусства и политики. Вечер, проведенный без интеллектуально насыщенной беседы, Бальзак считает неудавшимся. (Поэтому успех "бальзаковских вечеров" в немалой степени зависит от умения его дуала Цезаря вовремя перестать лидировать и уйти на второй план., не мешая Бальзаку в его интеллектуальной инициативе.)

Бальзак всегда открыт для восприятия новых ощущений. Он с детским любопытством попробует новое кушанье. Со вниманием выслушает новую для себя музыку. Бальзаковскому вкусу не чуждо смешение музыкальных стилей: он может на одной кассете записать и "тяжелый рок", и музыку "барокко".

Впрочем, некоторые из представителей этого типа стараются не загромождать свой слух музыкой низкого  качества, но это уже относится к стремлению Бальзака всемерно развивать свой художественный вкус и создавать себе условия повышенного комфорта: тогда он окружает себя вещами лучшего качества, одевается дорого, красиво и аккуратно ( P.M. Горбачева), старается быть в курсе всех художественных новинок — премьеры, модные выставки, концерты "знаменитостей".

По той же причине Бальзак старается бережно относиться к собственному здоровью. По мере надобности следит за своим весом, соблюдает профилактические диеты, подвергает себя необременительному (по возможности) голоданию, питается здоровой растительной пищей.

Особое внимание уделяет отдыху и сну. У некоторых представителей этого типа складывается свой, индивидуальный режим работы и отдыха. Иногда Бальзак не видит для себя особого проступка в том, чтобы заснуть там, где ему это вдруг захотелось. Иной раз можно увидеть Бальзака спящим на рабочем месте или даже во время монотонной работы, продолжающего ее автоматически делать руками, спящим во время урока, во время прослушивания музыкальной программы. Будучи посланным "на картошку", Бальзак может уютно устроиться на грядке и спать. (Кутузов, как известно, мог заснуть на военном совете.)

Тем не менее сенсорика ощущений — это та область, которую Бальзак старается в себе развивать до общепринятого уровня. Его успехи на этом поприще — залог его успешной дуализации: старание Бальзака эстетично выглядеть и оформить свой быт надлежащим образом вознаграждается вниманием и высокой оценкой его дуала Цезаря, у которого с чувством собственного достоинства и природным эстетическим вкусом все обстоит хорошо, и он не потерпит рядом с собой "невзрачного замухрышку". (Известны случаи неудавшейся дуализации у Бальзаков с недоразвитой до норматива сенсорикой ощущений). Поэтому при всем нежелании Бальзака сделать над собой лишнее волевое усилие, он вынужден тщательно заниматься собственной внешностью, добротно и со вкусом благоустраивать свой быт и почаще "выходить в свет", где у него гораздо больше шансов встретить своего дуала, чем сидя дома в собственном уютном кресле.

Блок СУПЕРЭГО*4-я позиция*Мобилизационная функция* "Этика эмоций"

Проявляется в стремлении Бальзака оградить себя от сильного эмоционального воздействия, в нежелании втягиваться в напряженный эмоциональный режим.

Бальзак считает необходимым подчинять свои эмоции рассудку — это его незыблемое правило, которого он неукоснительно придерживается сам, и постоянно внушает своему окружению.

"Трагинервических явлений, девичьих обмороков, слез…" Бальзак действительно терпеть не может и в своем стремлении избежать их любой ценой он часто ведет себя до такой степени неэтично, что сам же невольно их и провоцирует.<
/p>

Стремясь быть предельно сдержанным в проявлении собственных чувств, стараясь ничем не обнаружить свое истинное эмоциональное состояние, из опасения вовлечься в какую-нибудь этическую интригу, Бальзак неосознанно ведет себя самым интригующим образом, чем постоянно навлекает на себя риск самого бурного выяснения отношений. Напуская на себя демонстративно безучастный вид, он на самом деле часто создает ложно многозначительную "маску", которая одновременно и интригует и раздражает. Во всяком случае, у многих из его партнеров возникает желание ее сорвать и разглядеть истинное его лицо. Часто бывает так: чем больше "таинственности" он на себя напускает, тем "круче" с ним разбираются. ("Напускное безразличие" Бальзака нередко является для него средством "этической разведки" во взаимоотношениях с партнером, проверкой заинтересованности партнера в дальнейшем развитии отношений.

Эмоционально уязвимому, легкоранимому, неуверенному в своей привлекательности Бальзаку чрезвычайно важно знать степень заинтересованности в нем партнера. Иногда он использует для этого такой "трюк": заговорив с партнером о чем-нибудь первостепенно значимом, он вдруг делает паузу и как будто отвлекается на что-то незначительное, незаметно наблюдая за поведением партнера и выжидая, когда и как он проявит интерес к затронутой теме. Во взаимоотношениях с Цезарем это еще и способ дисциплинировать постоянно рассеивающееся внимание своего дуала, попытка сосредоточить его внимание на себе; а также, что очень важно в процессе дуализации, — попытка соизмерить значимость собственных ценностей с ценностями своего партнера.)

Само собой разумеется, Бальзак даже для себя не может объяснить истинную причину своей "невозмутимости" (а загадочности в себе он вообще никакой не видит и никогда ее намеренно не напускает — он ведь не этик, а логик). Чаще всего он ведет себя таким образом только из желания оградить себя от психологического дискомфорта, который он видит в эмоционально перенасыщенном психологическом режиме. Именно поэтому, как он считает, единственная возможность для него подстраховаться — это создать видимость невозмутимости. Но поскольку это делается главным образом в этических ситуациях, его партнеры часто чувствуют себя оскорбленными его безразличием, тем более напускным. Вот и получается, что предусмотрительный Бальзак первый становится жертвой собственной подстраховки.

Еще хуже получается, когда Бальзак начинает "выравнивать" эмоциональное состояние партнера, ободряя его взглядом или словом. Само по себе это возможно и неплохо, но в сложной этической ситуации такое поведение обычно воспринимается не только как "моральная поддержка", но и как обнадеживание, что приводит к очередному выяснению отношений со всеми вытекающими эмоциональными последствиями.

Проявление собственных эмоций для него также не обходится без осложнений. Из-за вечного страха быть неправильно понятым при естественном их проявлении или при намеренном их сокрытии Бальзак постоянно пребывает в растерянности, когда дело касается выражения его собственных чувств. Тут он сталкивается со многими проблемами одновременно: иногда он просто не может в себе разобраться — его чувства кажутся ему либо недостаточно определенными, либо слишком противоречивыми. Кроме того, он не всегда может найти подходящую форму для их выражения, и не каждому позволит помочь себе выразить свои чувства. Часто он боится сказать что-нибудь лишнее, чтобы не обнадеживать человека и не заставить потом страдать. Часто собственные эмоциональные возможности кажутся ему недостаточно изученными. Он может проявлять свои чувства в такой "мудреной" форме, как забота о судьбе своих отношений с партнером, предостерегая его от связи с собой, "недостойным". Он может наговорить о себе много несправедливого и неприятного, предоставляя судить, "какие розы нам заготовил Гименей". Причем, поскольку все это говорится уверенным и рассудительным тоном, мало кто заподозрит за всем этим нагромождением противоречивых доводов элементарную неуверенность в себе.

К сожалению, избавлять Бальзака от неуверенности в себе — это долгий, мучительно тяжелый и зачастую неблагодарный труд. Один только Цезарь — его дуал, может справиться с этим заданием успешно. Не утруждая себя размышлениями о противоречивости бальзаковской этики, он естественно вовлекает его в свою наивную, бесхитростную и искренне-доб

Драйзер (Мегедь, Овчаров)

Драйзер (Мегедь, Овчаров)

ЭСИ (этико-сенсорный интроверт) псевдоним: Хранитель

Внешность: ЭСИ имеет внимательный, чуть настороженный взгляд, иногда немного испуганный или смущенный. От этого взгляда ничего не ускользает. Он все подмечает, анализирует. Глаза часто бывают большие, красивые, выразительные. Но даже если они небольшого размера, всегда обращают на себя внимание.

Улыбка ЭСИ чаще всего несколько натянутая, или тревожная. Некоторым вообще бывает трудно улыбаться, хотя они стараются выглядеть менее строгими. Мимика лица несколько однообразна, иногда кажется застывшей.

Движения элегантные, но чуть зажатые. Походка ЭСИ красивая, немного скованная, бывает несколько угловатой или напоминающей движения маятника. Позы изящные, но без излишеств, обычно хорошо контролируемые. В поведении чувствуется робость, застенчивость или нерешительность. Если пытается скрыть это, напускает на себя высокомерие или ведет себя с легким вызовом. Чаще всего держится серьезно, с достоинством, немного официально.

Характер: Предусмотрителен, практичен, трудолюбив и последователен во всем. Любит чистоту, порядок и требует этого от окружающих. Тяжело переносит нарушение этических норм, по натуре — критик и моралист. Хорошо чувствует уязвимые места своего противника и умеет защитить от несправедливых нападок себя и близких. С уважением относится к традициям, хранит их как моральные ценности. Несколько консервативен, но надежен в делах и отношениях.

Пунктуален и обязателен; умеет проявлять выдержку и настойчивость, когда нужно. Нетерпелив в душе: ему трудно ждать решения важного вопроса. Не любит откладывать дела в долгий ящик. Его тяготит неопределенность; он очень волнуется при любых переменах в жизни. Нервничает, когда боится не успеть к сроку. Колеблется в выборе цели, не всегда уверен в себе и в своих способностях. Болезненно переносит критику в свой адрес. Обидчив.

В новой компании насторожен и недоверчив. Самолюбив, не признает любви и дружбы без взаимности. Инициативы в знакомстве не проявляет, но на разрыв исчерпавших себя отношений может пойти первым. Ради близких людей или настоящего дела может вынести любые трудности.

Обсудить статью на форуме

Драйзер (Прокофьева , Кузьмина)

Описание Драйзера от Т. Прокофьевой и М. Кузьминой.

 


Драйзер

Этико-сенсорный интроверт (ЭСИ) » настоящий стоик и хранитель моральных устоев общества. Среди представителей данного типа много юристов, следователей, медиков и воспитателей (этика отношений в первом канале). Женщины-ЭСИ отличаются глубокой привязанностью семье. Взвалив на себя непосильную ношу в виде работы, хозяйства и детей, они не жалуются на судьбу, а героически переносят тяготы. По степени самоотверженности и надежности с ЭСИ не сравнится ни один психологический тип (волевая сенсорика » творческая функция). Тип ЭСИ умет быть врачевателем не только духа, но и тела. Борьба с злом » отличительная черта данного типа.

 Недостаток ЭСИ кроется в сверхрациональности данного типа. Определенная ортодоксальность и максимализм негативно отличает их. Вспомним многочисленные древнегреческие сюжеты. Что выбрать главному герою: любовь или долг? ЭСИ выбирают последнее. Делая подобный выбор, они не редко становятся заложниками внутреннего одиночества. Интересные люди и отношения, не вписывающиеся в их систему ценностей, выпадают из их поля зрения. Представители данного типа не в ладах с интуицией возможностей, поэтому способны проявить несвоевременную или неуместную инициативу. В последствии это оборачивается многочисленными неприятностями » “инициатива наказуема”.

(с) http://www.socionics.ru/shp6.htm

Обсудить статью на форуме

 

Дюма (Вайсбанд, эксперимент)

Условные обозначения.

1) Большинство участников согласно с данной характеристикой.
2) Можно с натяжкой согласиться, но формулировка вызывает возражения.
3) Участники остались равнодушны к характеристике.
4) Большинство не согласно.

5) Мелким шрифтом помещены комментарии участников, хотя и не все (особенно если комментарии из двух-трех слов совпадали по содержанию), но по крайней мере наиболее характерные.

Кроме того, обрабатывавший описания Д.Лытoв добавил некоторые комментарии от себя (с пометкой Д.Л.) " как правило, в тех случаях, когда какие-то дополнительные черты были видны не только (и не обязательно) из комментариев участников, но и из особенностей разметки данного фрагмента.

В разборе описания этико-сенсорного интроверта участвовало 8 человек, из них 2 мужчин, 6 женщин. Средний возраст участников (как и с другими описаниями) " 30-35 лет.

Комментарии участников

1. Люди доверяют ему, и, как правило, не без оснований.

Не уверена, что люди мне доверяют. Очень зависит от человека, от его оценки меня и сферы, в которой мы сталкиваемся.

Он не любит использовать дружеские отношения в делах:

Д.Л. А если точнее " характеристика дружно принята участницами женского пола, и поставлена под сомнение участниками мужского пола.

дружба важнее всего другого.

Важнее всего " семья.

Вежливый, тактичный, имеет тонкий эстетический вкус и умеет его использовать.

Безошибочно знает, кто кого не любит, кто к чему стремится, кто на кого влияет и почему.

Ну, в общем, вижу, конечно, и всё-таки слово «безошибочно» кажется мне чересчур категоричным. Если бы я видела всегда и всех насквозь… была бы бабкой Вангой.

У него не бывает половинчатых чувств, он или любит " и тогда все готов сделать для человека, или ненавидит " тогда переубедить его непросто.

Как тенденция " правильно, но далеко не так категорично.

Слишком категорично. Можно любить в большей или меньшей степени.

2. Людям, которые его не знают, он кажется замкнутым, даже мрачным и сухим.

Как правило, демонстрирует холодность и бесстрастие, не умеет сам развлекаться, поэтому любит людей с весёлым характером, которые умеют пошутить, разыграть, выкинуть сногсшибательный трюк " с ними вместе и сам становится весёлым,

Не всех. Жуки и Доны часто не смешно шутят. Люблю не показное шутовство и веселье, а искреннюю радость.

Д.Л. Возможно, именно с этим связано то, что пара человек всё-таки поработала красным в отдельных местах этого фрагмента.

эмоции подчиняет эмоциям других: среди весёлых " весёлый, среди злых " злой.

Если мне не нравятся эмоции исходящие от человека, я или заткну их " постараюсь переключить человека на что-нибудь более позитивное " или оставлю человека одного со своими эмоциями.

Д.Л. С разметкой " аналогично в этом случае. Мне кажется, не стоит в данном случае путать Драйзера с Доном; если у последнего настроение действительно зависит от окружения, то у Драйзера причина, мне кажется, другая " инертность, при том, что в таких делах он может и постепенно брать инициативу в свои руки.

3. Важные вопросы обсуждает мало, отношения регулирует не столько словами, сколько тоном и выразительным взглядом, на собеседника часто не смотрит " словно для того, чтобы не испепелить его.

4. Спесь, а тем более честолюбие ему мало присущи " не хвастается, не «смотрит свысока», часто равнодушен к высоким должностям.

Ему всё равно, что думают о нем посторонние.

Зато важно, что говорят!

Чаще всего " надёжный, добросовестный работник " у него сильно развито чувство ответственности, требует того же от других. Умеет подчинять людей своей воле, если это необходимо в интересах семьи, дела. Его характер нередко можно назвать суровым, умеет сосредоточить усилия " свои и других людей " на общем деле и твёрдой рукой довести до конца все, за что берётся.

Д.Л. Слова насчёт «сурового характера» две участницы подвергли сомнению.

5. Постоянно сравнивает действительное с желаемым и часто отдает предпочтение последнему.

Подвергает критике людей, обычаи, общество, часто отличается резкостью оценок.

Критически обсуждает поступки людей в узком кругу.

Как правило, помнит и добро, и зло, считает необходимым показать это, очень ценит дружбу и не простит измены.

6. Осторожный, ему нелегко решиться на крутые перемены в своей жизни: изменить местожительство, приобрести нового друга, заняться новым делом.

Брезгливый, опрятный.

7. В новой компании это, как правило, тихий, скромный человек: наблюдает и слушает, чтобы понять, есть ли возможность расположить присутствующих к себе. Если нет " продолжает молчать или даже уходит. Среди своих " активный, разговорчивый, а свои " это те, кто принял его этические нормы.

Те, кто его любят.

8. Если речь идёт о семье или о коллективе, стремится прежде всего создать дух взаимопомощи, коллектив единомышленников, которые понимают друг друга с полуслова.

В коллективе меньше, можно работать и формально, но без кулачных боев.

Считает взаимное доверие важнейшим условием успеха, поэтому придает этическим проблемам огромное значения даже в мелочах, так как "маленькое вранье порождает большое недоверие".

Я вполне способна понять и простить «маленькое враньё», особенно для самозащиты. Хотя лучше, конечно, не врать…

Нередко проповедует идеал человеческих отношений, восторженно рассказывает о том, какими должны быть люди, о хорошей дружной семье, о счастье, которое построено на любви и доверии друг к другу.

В массы не несу, проповедую только в семье.

Вам не кажется, что «проповедовать» что-то " отдает кликушеством, фанатизмом и ограниченностью? Каждый имеет право на собственное мнение и собственный выбор " пока это не задевает соседа.

9. Считает, что человек должен иметь право на собственные чувства, желания, симпатии, антипатии. Учит не кривить душой, не терпит неприятного (а в особенности " неопределённости) в отношениях, учит самоуважению,

Не имею морального права такому учить.

приходит в негодование от расплывчатости и беспорядочности, неуверенности и безволия.

10. Сексуальные свободы " не для него. Сохраняет супружескую верность ради самоуважения. Женщине этого типа невыносима мысль, что где-то есть мужчина, который её "имел". Тем не менее, до вступления в брак в любви проявляет непостоянство, поскольку не считает возможным продолжать отношения, которые исчерпали себя.

Тем не менее, нередко их продолжаю.

Не любит тех, кто сам не может любить, на разрыв идёт первым, хотя инициативу в знакомстве, как правило, не проявляет.

Иногда провоцирую другую сторону, чтобы самой остаться «белой и пушистой».

Готов идти за любимым (любимой) хоть на край земли.

11. Эстет, одевается с большим вкусом и своеобразно.

Одеваюсь удобно, но гармонично. Вызывающих рюшечек и бантиков не терплю. Часто бывает наплевать, как выгляжу, но осознаю, что выгляжу плохо. Заморачиваюсь на тему «одеться», только когда нужно для достижения внутренней гармонии, а не дяде Васе.

Главное, чтобы нравилось ему самому. Каждой своей вещью должен приближать себя к совершенству. Слегка повреждённая вещь теряет всякую ценность и может быть выброшена.

А может обрести вторую жизнь в чем-то другом.

Верно не всегда. Есть класс «любимых» вещей которые будет беречь до последнего. Иногда наоборот, склонен к накопительству всякого старья, причем эти периоды могут чередоваться.

Ему легко предъявить обвинение в культе вещей, тяжело переживает бедность.

Придирчив к правильности речи.

Коробит немного, но указывать или поучать не буду.

Женщины этого типа одеты довольно ярко и даже с вызовом.

Не люблю привлекать внимание идиотов. Одеться так, чтобы обратили внимание, могу, только если очень надо или в знакомое место.

Любит дарить нужные вещи, на этом не экономит " но по собственной инициативе. Если начинают выпрашивать вещь, дает неохотно, назначает срок возвращения и не постесняется об этом напомнить.

12. Нередко замкнутый, необщительный,

Это ещё почему? Конечно, к незнакомым людям я первая знакомиться не полезу, но в своей компании или в коллективе держусь вполне дружелюбно и свободно. Да и круг общения у меня достаточно широкий.

держится независимо, настороженно, бывает чувствительным и недоверчивым.

Живёт в мире сильных и глубоких чувств, большой любви к добру и большой ненависти к тому, что считает злом, чувств этих не скрывает.

Я релятивист, редко так категорично сужу.

Но и не демонстрирую специально.

13. Чуткий к чужой беде, склонен к сопереживанию " болезнь, неприятности ближнего захватывают его целиком, думать о чем-нибудь ином в такие моменты не способен и от других требует также полной самоотдачи. То, что он в отдельных случаях не может предоставить реальной помощи, для него не важно.

Вообще-то, конечно, важно, потому что помочь очень хочется.

А вам не кажется, что без реальной помощи сочувствие мало чего стоит?

14. Гнева и ненависти никогда не проявит,

Проявит, если нужно.

будет подчеркнуто вежливым и высокомерным.

Это наиболее «удобная» реакция, но не все её понимают.

Только хороший друг может увидеть его взлохмаченным и недостаточно подтянутым.

Или тот, кого не боится.

Всегда "застёгнут на все пуговицы", внутренне мобилизован, предельно нетерпим к неопрятности.

15. Дома поддерживает идеальную чистоту и порядок, часто проводит уборку,

Хотелось бы, но, к сожалению, пока это не так. Никому кроме меня это не нужно, что убивает всякое желание тратить на уборку драгоценное время.

Ох, если бы… с рабочим-то графиком по 12 часов в день… оптимисты вы, дяденьки….

живёт по принципу "мой дом " моя крепость". Когда приходит домой, там должна быть такая обстановка, чтобы усталость пропадала. Порядок не отделяет от красоты: считает, что вещи должны быть расставлены красиво, а не кое-как.

Одним из главных качеств партнёра считает аккуратность в одежде и внешнем виде, приучает его к порядку, но не мгновенным наскоком, а постепенной требовательностью.

Если лимит времени вышел, но все равно непорядок, то наскоком.

16. С трудом разбирается в способностях, настоящих возможностях людей,

поэтому склонен к нивелированию, требует одного и того же от всех, часто или недооценивает, или переоценивает окружающих, ненавидит тех, кто делит людей на касты (за исключением тех случаев, если он живет в обществе, где так принято). Ему неприятно, если кто-то копается в его способностях, потенциальных возможностях, или щеголяет собственными.

17. Ему нравится, если к нему проявляют положительное отношение: улыбка может растопить обиду, за благосклонность всё старое забывает,

Если не успел зачислить во враги.

отталкивать и приближать его можно довольно долго. Ему нельзя отвечать отказом, дуал ("Джек Лондон") делает так: обещает, выкручивается, привирает, всегда занимает удобную для себя позицию.

Когда такие фокусы выплывают наружу, очень обижается. Отказывать можно, но мягко, не «проезжая» по способностям и объясняя, почему отказ.

18. Может спланировать работу по пунктам, но часто не успевает выполнить, поскольку план бывает нереальным.

Ему присуще слово "обязанность": может с температурой мыть пол, так как дома должно быть чисто. Не всегда ясно, перед кем эта обязанность " сам он считает, что перед близкими.

Субботняя уборка может длиться до воскресного утра.

И откуда вы все знаете, а? :-)

На уборку тратится заранее отведенное время, причем не такое уж большое, т.к. придерживаюсь принципа " надо не убирать, надо не сорить. :-)

У него есть определённая тяга приносить себя в жертву.

19. Трудолюбивый, добросовестный, старательный, настойчивый, отдает предпочтение работе, которую можно быстро сделать и насладиться результатом.

Ему кажется, что он постоянно опаздывает, другие же считают его пунктуальным,

За всю жизнь опоздала один раз, в результате самого большого снегопада в истории нашего города.

необходимость сделать что-то к определённому сроку нервирует его.

И ещё как!

Штрихи к автопортрету логико-интуитивного экстраверта

Штрихи к автопортрету логико-интуитивного экстраверта

Суггестивная белая этика… (В.Борисова)

Когда я была маленькая… я ощущала – хотела написать: «гнетущую пустоту там, где нормальные люди ощущают чувство-отношение»… нет, конечно, не гнетущую и не пустоту, а такую как бы тоненькую сеточку, висящую в пустоте, и на этой сеточке находилось… в общем, находились мои хорошие отношения с узким кругом (ограниченных лиц :) ) и моя любовь к этим людям.

Не уверена в том, что я когда-нибудь от кого-нибудь слышала, что я нравлюсь, что меня любят: я бы запомнила! (Родители не в счёт; кстати, они гораздо чаще говорили, что я молодец, умница и все такое. С точки зрения этики разницы, пожалуй, нет, а с точки зрения психологии – есть. Ну, по крайней мере, комплекса неполноценности относительно своих внутренних качеств у меня не натопталось…)

Очевидно, что я тоже никогда и никому не сообщала о своих чувствах (исключение – «третье лицо» в лице самой близкой подружки).

Почему-то ОЧЕНЬ ВАЖНО именно ВЕРБАЛЬНОЕ выражение. О нем речь :)

Когда я первый раз услышала, что я нравлюсь, это произвело эффект… ну, в общем, в эту вот пустоту кинули что-то такое большое, тяжелое, оно там падало, падало, потом рвануло… К осознанию с последующей инвентаризацией предлагались туман перед глазами, слабость в мышцах, мягкость в костях и полное отсутствие этого самого осознания, а также какой-либо критичности.

Вот, блин, – можно было сколько угодно ходить кругами, заглядывать мне в глаза, невзирая на страшную оправу, и делать всякие добрые дела, но при этом ничего не говорить, – и я вырабатывала свое отношение. Свое, никем не навязанное… ну, тут я переборщила. Правильней сказать так: на моё отношение влияли прочие посторонние говорящие всякую ерунду субъекты, но не объект. Молчал потому что.

Там не возникает даже вопроса – что он хотел этим сказать? Может, он секса хотел, может, бутерброд с колбаской… Что сказал, то сказал. Не вырубишь – как можно извлечь что-то из пустоты, если оно туда упало?

Как я образую свое отношение к человеку? Человек мне понравился. Я спрашиваю себя – чем? Нахожу. Нахожу что-то ещё – плохое, хорошее, неважно. Мое хорошее отношение (с логики + интуиции) больше похоже на уважение, в которое добавлен некий эстетический трепет. Вот оно выработалось. Мне начинает хотеться установить не только отношение «К», но и отношение «С». Но если отношения «С» нет, то, в общем, на этом этапе не очень и надо. Нет и нет. У меня уже есть знание о хорошем человеке – мне от этого хорошо. И ещё, я точно знаю, что если возникнет ситуация, я свое хорошее отношение выражу.

Поступком.

Ну и заодно выражу готовность к отношениям «С».

Я пытаюсь выяснить – а какие у меня с ним отношения уже есть? А каких отношений хочет он?

В общем, каких отношений хочет он, такие у меня с ним отношения и будут. Делаем поправку на объективные обстоятельства логико-интуитивного характера (работа, взгляды на жизнь, личная свобода и т.д.) и ставим точку.

Итак, прецедент был. Следующий вербально-этический булыжник летел дольше, зато качественней. Было эхо: ты мне нравишься – ты мне тоже (без паузы, без секундочки на осознание, даже без мгновения на почувствовать…) Это не я сказала! Это было эхо…

Капкан, короче. Я тебя люблю (бух!..) Ты меня любишь (бух?.. бух!..) Ты меня не любишь (любишь… любишь… – жалобно заметалось эхо). Что со мной делается? Что я чувствую? Что делать, куды бечь?

Как маленький шарик внутри ваньки-встаньки, болтается во мне это отношение. Ну и меня болтает – туда-сюда, туда-сюда. Вся моя объективность никуда не годится, ежели до неё доступа нет. А она бы мне сказала… ох, сказала!

Ладно. Все хорошо, что хорошо кончается.

Проблема есть: караул, грабят. Значит, есть и решение. Даже два.

Номер раз: приоритет по заморачиванию собственной головы оставляем за собой. Мое отношение. Я. Выработаю. Сама. Я тебе нравлюсь? – ух ты, как замечательно! Правда, что ли? А что ты на самом деле хотел этим сказать? А-а. Ну все равно приятно. Я это положу куда-нибудь меж извилин в мозгах, потом подумаю.

Если критичности нет внутри отношения, надо её поставить снаружи. Чуть что – перекрещенные пики: кто идёт? Пауза. Погодите-погодите, я посмотрю, как я сама к вам отношусь. Ага… свои. У-ух… падают сладкие слова теплым дождичком, а ощущение – ливень летний сплошной стеной, и бежать – некуда, да и страшно – вдруг нарушит неловкое движение небесную механику, и исчезнет все… Где я? я здесь, здесь! но не льется дождь от земли до неба, лишь пар поднимается от ладоней…

Пикой поцарапало?..

Холера…

Номер два: соблюдаем технику безопасности. Этика? Где? Связываться ещё. Сам дурак. Нефиг мне тут навязывать. Я и сама могу навязать. Какому-нибудь логику :) Ну, грубо, ладно. Я отношение выработала? – выработала. Теперь я его предъявляю. Логик доволен: к нему относятся. Я тоже довольна: я контролирую ситуацию. Из чистых небес не польется ни мед, ни кислота…

Имеем результат. Во-первых, отдышались, отдохнули. Во-вторых, остановились на достигнутом. Безобразие. «Достижения» под мышку, набравшись смелости: в люди. В этики.

Этики крутят пальцем у виска. Правильно крутят. Ибо мои «достижения» столь же неадекватны, как и то, что было вместо них, когда их не было. «Достижений», в смысле.

Есть такой термин филологический: высокий стиль. «Высокий штиль». Штиль, как же… Соответственно, стиль можно снизить. Чем ниже – тем устойчивей. Надежней. Если пообрывать розовые крылышки, что останется: настоящий друг или поросячий хвостик?

В общем-то… в общем-то черт с ним, с поросячьим хвостиком. Каждый человек имеет право быть поросячьим хвостиком. Особенно с крылышками. И, верно, нехорошо с моей стороны – пусть будут крылышки, жалко, что ли.

Но я это ощущаю как отношение без наполнения, БЕЗ СМЫСЛА.

И при этом все равно суггестируюсь.

Зная, что это фигня, что это манипуляция, или простая вежливость, или минутный порыв, или не знаю что ещё… Все равно. Пустота поглощает все без разбора, и эхом отдается слово, произнесенное и возвратившееся из пустоты.

Абыдна, да?

Мимоходом сказанное СЛОВО способно стать внутри меня симпатией, теплом, нежностью…

Необъективностью, короче :)

Глупой и бессмысленной. Висящей в пустоте и никому не нужной…

Кстати, к манипуляциям я отношусь философски – потому как смысл в них вижу. Меня обманули (я обманулась) хоть не просто так…

Как набить морду, или Из жизни Джеков (А.Филиппова)

1.

– Это у тебя что на губе белое? Сперма?!

…Что он сказал? Мне послышалось?.. ЧТО ОН СКАЗАЛ?!!!!!….. Шум вестибюля куда-то уплывает, чужие голоса овевают, словно шепот… В глазах темнеет. Мне кажется, я сейчас грохнусь в обморок. Слепой взгляд вдруг останавливается на каменном лице. Пауза… Это же зеркало на стене! Пауза… Это – я?! Мое лицо? Это хорошо. Морда – кирпичом, мне не больно. Вперед, время не ждёт. Делай что-нибудь, иначе будет поздно! Потом разберемся – больно-не больно… Давай, что-нибудь скажем ему!!!

…Открыла рот – и закрыла. Как рыба. Если сейчас сказать грубость, это уже не поправить… Я что-то не поняла, он как ко мне относится… Это он шутит?.. Глупая шутка. Оскорбительная. Я же ему помогала денег давала когда надо было год прошел – и ничего обижается вон ещё или не обижается что-то я ничего не понимаю может я правда слишком давлю – Достик ведь… через месяц придти? сколько можно! нет я что-то ничего не понимаю человек мне хамит из-за чего – потому что ему плохо? или потому что он козел?… Козел, ну как есть козел… Ахха. Чего я тут стою?… пошли. Да иди же отсюда! А вдруг я не права?… я чего-то не понимаю он же Достик! разве Достики могут так хамить?.. он же мне друг! я не понимаю. Я просто отказываюсь понимать. Так не может быть.

– Ты что – офигела?! Смотри-ка, она совсем офигела! Ох уж эти Джеки!

Весело так говорит… Приветливо даже или ехидно? как я с ним работать буду после этого?… надо уйти. нормальные женщины такого не терпят. ДА ИДИ ЖЕ!!!

– Ты куда? Анечка, ты обиделась? Ой, ты обиделась?!

Обиделась.. лась… лась… ась… Я обиделась?.. А надо?.. А вдруг не надо? …Двери, стекло, какие-то лица… все мимо. Нет, я так не могу. Я уйду, и так и не пойму, это у человека временный бзик, или он ко мне плохо относится?! Это же был мой друг! Был?… Надо вернуться и спросить… Что-то мне понятное. Чтобы конкретизировать. Вот… Опять двери, опять лица…

– Во! Я ж говорил, она ещё вернётся!

Чего это у него голос такой испуганный?…

– Слушай, – (это я), – ты вот мне только что предлагал мой товар к тебе сдать. А ты мне скидку сделаешь, как я тебе делала, 25%?

Глаза – глупые, моргает. Словно бы от облегчения. Чего это он?… Просветлел.

– Нет, Анечка, мне же не выгодно! – пальцы веером, на ногах фигушки… – У меня площади, товару навалом, я не могу такую скидку делать…

Так, все понятно. Вот это уже конкретно. Не слушаю дальнейших аргументов – поворачиваюсь и иду. Это уже понятно. Это нам знакомо. И зачем возвращалась?… Двери, лица… Солнце в лицо… Блин!!! Какая же я идиотка! Сперва соображать надо, а потом кидаться очертя голову! Такой дурой себя выставить! Не могла что-то поприличнее придумать-то?… Но просто поразительно – как человек изменился всего за год… И этот славный милый мальчик способен был мне ТАКОЕ сказать?..

2.

Носки ботинок разбивают мелкие зеркальца луж, и неслышимые часы внутри – тик-так, тик-так… И ботинки – так-так, так-так. Не так. Все не так! В сердце – боль, словно спицу воткнули, живот скрутило… Это чё? – я, кажется, волнуюсь… Так ведь есть, есть из-за чего! Это мало сказать – волнуюсь. Кажется, я совсем не в себе. Так, домой, двери на запор – и думать… …Когда это я успела в трамвай сесть?.. Да, да, я выхожу!… Так, разберем по функциям. Черная логика – ну, тут все ясно. Работать я с ним больше НИКОГДА не буду, это однозначно. И делать для него тоже ничего никогда не буду. Никогда – вот и белая интуиция. Болева…я… ну ее… Черная этика. Что со мной? Я бешусь? Да нет, вроде. Эмоции вообще нет. Нет есть. Вы где?… Руку засунуть и пошарить. Что вытащили? Понятно. Как же определить это ощущение. Какая форма у этих эмоций, если это эмоции вообще?… Горечь? …Горе! …Кошмар, из-за какой-то ерунды я чувствую горе! Вот ни фига себе – ерунда?! Да за такую ерунду морду бьют нормальные-то люди!

– !!!

– Простите…

Это я аж затормозила резко, и кто-то на меня налетел. Да.

А ПОЧЕМУ, СОБСТВЕННО, Я ЕМУ ПО МОРДЕ НЕ ДАЛА?

Вот дела. Мне больно, а я… да любая нормальная женщина бы по морде дала. А я что? Испугалась? Рука зудит – ладонь в предвкушении/воображении удара. Словно действительно врезала. Вот Ю. бы точно врезала. Ну не было Драйзерки рядом. Чего я сама по роже не могу надавать. Меня же брат в детстве учил – руку вытягиваешь, ладонью этак – хрясь, хрясь… Шик, блеск, красота! Тьфу, прошлый век. Нет, так нельзя. Давайте спокойно рассуждать. По роже дать было НАДО! А что делать теперь? Ну не возвращаться же теперь второй раз!…… А! Так вот почему он такой испуганный был – он же боялся, что я ему врежу! Что я чувствую?.. Так что же я чувствую-то?

– Привет.

– Это Анечка пришла.

Молча прохожу в комнату. Шмотки долой. Сижу. Думаю. Давай разберемся с белой логикой. Он мне кто? Бывший любовник. А ещё? Друг. А ещё? Да хрен его знает. Партнёр по бизнесу, во. Бывший, везде бывший. Так, со статусом все ясно – он БЫВШИЙ. Он БЫВШИЙ всё. Вычеркиваем. Теперь – как быть с деньгами? Сумма большая, но… Пусть подавится. Всё. Это решено. Мараться, просить, унижаться – да пусть подавится! Я ещё заработаю в три раза больше. ВЫЧЕРКИВАЕМ.

Но как больно-то! Что с этим делать? С этой болью. Вычеркнуть из списка просто – но послесловие остается в виде боли.

– Анечка?..

Подруга, любимая. Свет в оконце. Маленькая вихрастая Джечка. Мужика бросила, ко мне прибежала – смотреть, чего в темноту забилась.

– Ты чего… тут?

Недоумение в голосе. Чувствует, что мне плохо, а что делать – не знает. Внесем ясность.

– Меня Достик обидел.

Как по детски прозвучало. «Мама, меня пашка/мишка/машка обидел/а! Скажи ему/ей!»

– Так он козёл! – радостно так звучит. Вдохновляюще. Козёл – и все тут. Если бы я могла своим чувствам также легко сказать – да он же козел! – и все как рукой. Так ведь нет. Мысли в ряд, а чувства врозь! Стройсь! – а вот фиг тебе.

– А что он сделал-то?

Да, действительно? Как сказать-то? Чего он сделал-то?..

– Он мне сказал гадость. Такую гадость!..

– Какую?

Законный вопрос. Какую… Да у меня язык не повернется повторить – какую. Я так ей и говорю.

– А-а, по болевой, наверное? – сочувствующе.

– Ну. А я ему даже по морде не заехала.

– ?!

– Я вот тут шла и думала – был бы у меня свой Драйзер, он сейчас бы пошел и в морду за меня дал! – и с надеждой так смотрю на неё (мой-то мужик далеко-о…) За другого я бы дала в морду (ну или придумала чего-нибудь), а вот за себя… Может, она также?! Думает. На лице работа мысли и разнообразные чувства.

– Надо с Драйзерами посоветоваться!

Родила мысль. Правильную, между прочим. Иди, советуйся… Куда уж нам, цаплям одноногим – так и шкандыбаем вдвоём, сами себе дуалы, сами себе этики и сенсорики… А дуалы тут иногда мимо пробегают – да все что-то женского полу…

– Всё-таки – что он сказал?..

Я смотрю на неё – это не простое любопытство. У человека та же этическая проблема, что и у меня – как теперь к нему относиться? Ведь Достик же, всех обаял, очаровал… Как тут устоять перед этическими играми бедному Джеку?… Вот и хочет человек оценить меру – насколько козёл? А может, все не так страшно? Ну, оценивай… И чётко, по словам, произношу… И холодею: вот сейчас она скажет – из-за такой ерунды столько переживаний?… А у неё рот тоже как у рыбы – челюсть вверх-вниз. Сглотнула.

– Ага. Вот чего. Да-а… Пойду-ка позвоню…

Слышно характерное потренькивание телефона – это она в соседней комнате с другого аппарата номер набирает…

3.

Хватит сидеть, поесть бы надо…. При одной мысли о еде тошнит. Начинаю представлять себе что-нибудь очень вкусное, и постепенно вдохновляюсь. Я ж огурцы соленые притащила! И курицу. И майонез. И зелень. Смаак…

В процессе все забывается – курица шипит и плюется с противня, огурчики кружочками на блюдце словно бериллы только из шлифовки, укроп кудрявится в баночке… Все так пахнет, так обворожительно. Все так красиво…

Востренькая мордочка просачивается сквозь щель в двери. Глаза – прибалдевшие. «В доме, где заводится мясо, заводятся мужики!» Святая истина. На запах пришел. Интересно, сам с компьютера слез, или она его выгнала?..

– Ух ты!

Неподдельный восторг. Мы давно вкусно не ели. Вот, с горя-то, хоть пожрать!

Наконец, просачиваются все. Через 20 минут можно уже убирать – тарелочки и косточки… Но народ сидит и тащится. Пароксизм довольствия. Все добрые такие, аж смешно. Нет, это мужики добрые. А кудряшкина моя – озабоченная. Мордочка такая задумчивая-задумчивая.

– Ну, и что тебе судьбоносного Драйзеры сказали?! – это я. Весело так. Жизнеутверждающе. Типа – вы не подумайте, что я все ещё гружусь, да я хоть сейчас на трассу.

– Я там на компе записала по памяти. Пойдем, я тебе покажу.

Сажусь. Читаю.

«Как набить морду.

В (Джек): – Как дать человеку в морду? Тут такой человек нехороший, он Анечку обидел, и я хочу ему морду набить…

П (Драйзер): – Значит, так. Подходишь к нему на расстояние чуть меньше вытянутой руки. Размахиваешься и бьешь по морде.

В: – А нужно объяснять, за что?

П: – Конечно!

В: – А до или после?

П: – Лучше до. Подойти и сказать, что ты такой козел, ты Анечку обидел, и дать по морде.

В: – А если он почувствует, что я хочу сделать, и уйдет, или начнет что-нибудь этическое говорить, и мне будет неудобно его бить?

П: – Тогда подойди и скажи, чтобы он ничего не заподозрил, что вот, ты мне как раз нужен, и сразу бей в морду.

В: – А как же объяснение?

П: – Ну ему же станет интересно, за что ему дали в морду, он спросит. Ты ударь и подожди немножко, а потом объясняй.

В: – Я боюсь, что это все будет выглядеть глупо или у меня не получится.

П: – Все у тебя получится!

В: – Или мне станет смешно…

П: – А как надо?

В: – Надо, чтобы было трагично… и торжественно.

П: – Тогда возьми магнитофон и поставь музыку… Например, «Реквием» Моцарта. Надень что-нибудь черное. Длинное черное платье.

В: – А у меня нет…

П: – А черное пальто? Тоже нет? А что есть?

В: – Штаны есть черные… Есть юбка длинная. Но она красная…

П: – Подойдет! И ногти надо накрасить.

В: – Ногти у меня короткие.

П: – Да, тогда, пожалуй, не надо.

В: – Надо было сразу бить в морду, а теперь ситуация уже не та…

П: – А ты его спровоцируй на хамство какое-нибудь. И тогда бей. В ситуации.

В: – А вдруг он почувствует, что я ему хочу дать в морду, и не спровоцируется? Лучше уж я сразу буду бить.

П: – Ты, главное, настрой себя. Как будто ты на сцене и играешь роль. Фильм какой-нибудь перед этим посмотри серьёзный. Или книжку почитай…»

Смеемся долго. Какие мы глупые!

– Такое впечатление, что наоборот – ты Драйзер, а она – Джек. Что делать? – Дать в морду! – А как дать? – Да вот так и дать!… Слушай, как у них, Драйзеров, все просто! «Ты – хам!» – хрясь! хрясь! «Безнравственный человек! Стыдно так оскорблять женщину!» – хрясь! хрясь!

– Да, а потом повернулась красиво и пошла себе, каблучками – цок! цок!

– Во-во.

Молчим философски.

– Из-за такой маленькой фразочки – это я, посмеиваясь, – и столько всего наворотила!

– Ничего, – утешающе. – Зато они из-за какой-нибудь лампочки истерики устраивают – как в какую сторону крутить, да как стул поставить… – это о знакомой Драйзерке.

– Или из-за супа – да что готовить, да вдруг не получится, да что делать, да ты, Аня, специально мне ничего не объясняешь, чтобы я перед мужиками опозорилась! – это уже – о знакомой Достичке.

Опять смеемся.

– Да-а..

– Да-а…

Вздох.

Вот. За меня переживают, что-то делают – любят, значит. И никакой козел мне жизни не испортит!

– Слушай, а ведь мы сейчас с тобой знаешь, чем занимаемся?!

– ??

– Наукой!

– Да?..

– Это же материал! Уникальный. Все по полочкам. Разложить…

– Тогда садись и пиши.

…И пошла дальше джеческая жизнь. Скрипнуло колесо, откатилось в сторону, спица в сердце – а мы на трех колесах. А для спицы тоже дело найдем. Сочиним, починим, втулку заклеим, ось запаяем, колесо поменяем и поедем дальше… Или мы не черные логики, маать?!

Отношения с одеждой (Вера Борисова)

Отношения с одеждой… хм. У меня каждое утро (если я не в походе и не в гостях, а дома) начинается с того, что я подхожу к шкафу и мрачно взираю на его содержимое.

Что надеть?

Не то чтобы надеть было нечего… но всё-таки, что? Хочется, чтобы было красиво, удобно и не то же самое, что вчера. Это я себя долго и старательно приучала – не ходить все время в одном и том же. Приучила. Что надеть???

Как хорошо было жить с Юличкой-Драйзером! На этот вопрос, произнесенный в пространство, она тут же выдавала вполне конкретный ответ. Она знала, что есть у меня в гардеробе, что есть у неё в гардеробе, что из этого можно сообразить и как это будет выглядеть. А могла просто взять и начать примерять на меня все подряд. После таких примерок получались очень приличные результаты…

Ага. Я тут колготки позавчера купила. Красивые, плотные, не замерзну. Можно в юбке выпендриться. В короткой. В кожаной. В «крупнопанельной». Это её Анечка так прозвала – в том смысле, что в этой юбке самое то на панель идти, причем по-крупному… Я её когда купила, в ней вообще ходить невозможно было, только стоять. Она на ходу вверх ползла. Ну, в общем, я её до ума вроде довела, носить можно.

Так, а сверху мы наденем бежевый свитер, большой и толстый. Он вполне приличный, уютный, я его давно не надевала и в осенней куртке с ним не замерзну. Буду вся в черном – чёрная куртка, чёрная юбка, черные колготки и черные ботинки. Пойдем к зеркалу, посмотрим, что получилось…

Да, наверное, это неплохо… Только вот с этой юбкой что-то не то. Тут мешает, там как-то жмет… Может, ну её к чертям? У меня ещё одна юбка есть. Тоже короткая. Тоже кожаная. Коричневая. А свитер бежевый. Нормально должно быть.

Вот. По крайней мере, так гораздо удобнее. Только свитер торчит из-под куртки. Когда он с брюками торчит, это ещё можно пережить, а с юбкой – некрасиво… Может, его под юбку заправить? Не, толстый слишком. Ладно, мы его подвернем кверху и после этого застегнем куртку. Вот так.

Уф… Кажется, можно идти. Гордо! В короткой юбке! На день в юбке меня может, и хватит… Хотя к вечеру я уже начну уставать от ощущения, что вместо нормальной функциональной одежды на мне – нелепый кусок ткани, обернутый вокруг бедер, что окружающие смотрят не на меня, а на мои ноги, и реагируют, соответственно, не на меня, а на ноги… Бр-р!

Перчатки. Хм. Какие-то они слишком полосатые. Слишком спортивные, с юбкой-то. А, черт с ними! Все равно других нету, посеяла где-то приличные перчатки… Ну, не я посеяла, если придерживаться точных фактов. Выпали они у Мишки из кармана, когда мы компьютер на электричку тащили. То есть одна перчатка выпала, но это в данном случае все равно что две. Зачем мы тащили на вокзал комп? В деревню. Чтобы он там был!

В общем, я таки вышла из дома и иду по улице. Минут через двадцать во мне начинает оформляться раздражение. Свитер, во-первых, слегка кусачий- даже через водолазку, а во-вторых, наверняка подвернутая часть под курткой выглядит как-нибудь некрасиво. И как-то она ощущается… слишком толсто получилось – неудачно. Вытащить его, может? Нет, некрасиво будет, я же уже проверяла. И юбка – коричневая. А куртка – чёрная. А мне ещё целый день ходить. И вечером домой, может быть, пешком возвращаться. Гулять, в смысле. Замерзну!

Холера. Что мне было штаны не надеть. Шла бы сейчас как человек и не мучилась. Широкие штаны, свитер пушистый, короткая курточка – вполне симпатично, мне нравится, по крайней мере. Свитер можно выпустить, пусть торчит. Демократично.

Эх, моя б воля, ходила бы всю жизнь в вечных джинсах! Однако хочется и эстетично выглядеть, а как это может быть, если одно и то же все время? Тем более что постирала я с утра джинсы-то…

Ага, ещё замочки от ботинок за колготки цепляются. Только рваных колготок мне не хватает для полного счастья.

А штаны… за них ничего цепляться не будет. Правда, они странные тоже какие-то… То есть когда я их сшила, они нормальные были. А теперь то ли вытянулись, то ли ещё что, висят как-то нехорошо. А может, я похудела. В верхней части. Штанов, в смысле.

С другой стороны, свитер длинный. Верхней части штанов видно не будет. А в этой юбке я к вечеру свихнусь. Все, дойду до универа, там все дела сделаю и домой пойду – переодеваться!

… Дошла до дома, скинула юбку, достала штаны. Примерила. Вроде бы неплохо, только какие-то они слегка мятые. Долго в шкафу лежали. На плечики надо было повесить. Сняла, осмотрела как следует. Так и есть, мятые. Гладить надо. Эх, чтоб я знала, где в тетушкиной квартире утюг! Может, не гладить? Надела снова, посмотрела в зеркало – мятые! Гладить надо. Сняла, пошла утюг искать. Нашла почти сразу, надо же. Погладила, опять надела. Да, глаженые штаны существенно лучше! Чего я их так давно не надевала? Посмотрю и обратно положу. Погладить надо было…

Ну вот, теперь я на человека похожа. По крайней мере, по собственным ощущениям. Может, какую-нибудь висюльку на себя нацепить? Например, подвеску-ароматницу. И жасминового масла туда капнуть. Вот здорово!

И полосатые перчатки сюда вполне подходят…

***

Свой стиль в одежде (иногда, правда, меня посещают сомнения в его наличии, но все же…) я бы определила как спортивно-элегантный. Обожаю трикотаж и джинсу, брюки и пуловеры. Юбки считаю нефункциональными, кроме мини или юбок с высокими разрезами, основной смысл которых – демонстрировать сексуальность; но от подобной одежды и связанного с этим повышенного сексуального внимания к моей персоне устаю быстро.

Очень люблю рассматривать, как одеты другие люди – красиво или нет, идёт им это или нет, пошло бы мне или нет? Неприятно подмечать недостатки во внешнем виде окружающих, как вообще неприятно видеть что-то некрасивое. Восхищает, когда люди умеют носить одежду, когда вещь вроде бы обычная выглядит на человеке потрясающе (я так – не умею).

Люблю яркие цвета (и вообще всякие цвета; нелюбимых – нет; любимый – солнечно-желтый), ткани однотонные или с абстрактным рисунком, орнаменты. Не люблю клетки и полоски, не люблю цветочные мотивы. Не люблю бледные, невыразительные тона.

Нравится надевать подчеркнуто мужские вещи – свитера, пиджаки, куртки, особенно «с чужого плеча», а ещё лучше – с того плеча, к владельцу которого я хорошо отношусь. Вообще люблю примерять чужую одежду, а если разрешают, то брать поносить. Хотя тут приходится обращать особое внимание на то, чтоб ничего не испортить – у меня постоянно что-то пачкается, рвется, тянется и т.д., и я отношусь к этому спокойно, для того одежда и нужна, чтобы носиться и изнашиваться. Раздражает, когда нахожу в шкафу вещь, купленную давным-давно и даже ношеную, но при этом в приличном состоянии – стараюсь от неё избавиться. От вещей, пришедших в неприличное состояние, избавляюсь легко и с большим удовольствием. Обожаю приобретать новые вещи – покупать или получать в подарок: впрочем, выбирать самой предпочтительнее, хотя выбор происходит всегда с некоторым напряжением, и всегда я при этом на что-то опираюсь: увидела на ком-то, или посоветовали, или у меня такая вещь уже была, а теперь износилась…

Стараюсь приобретать вещи многофункциональные, нарядно-повседневные, и чтобы все со всем сочеталось. В моем гардеробе практически нет вещей, которые, прежде чем надеть, надо гладить. Очень стараюсь не ходить все время в одном и том же, из-за чего порой мучаюсь вопросом, что надеть?

Очень сильно раздражает неудобная или тесная одежда.

Из аксессуаров обожаю серьги, в том числе большие и длинные; подвески, цепочки, браслеты – оригинальные, дерево, керамика, металл и т.п. Люблю навесить на себя всего много, хотя боюсь переборщить.

Нравится носить туфли или ботинки на каблуках – либо мужские ботинки, особенно зимой, особенно в сочетании с камуфляжной курткой. Вообще привлекает слегка агрессивный стиль – кажа, заклепки, опять же мужские вещи.

Ненавижу головные уборы! (Мешают – раз, резко меняют внешний вид лица – два.)

Как правило, имею в одежде легкую небрежность – что-то незастегнуто, либо закатанные рукава, либо что-то торчит.

Идеальная одежда, как я себе её представляю – обтягивающая и в нужных местах формирующая фигуру, что-то типа тонкого трикотажного комбинезона (черного или серебристого цвета), на который можно навешать много всяких функциональных и украшательных фенек.

Авторы- Вера Борисова, Анна Филиппова, Екатеринбург, 2000 — 2001

Реклама
Свежие записи
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031