Записи с меткой «Стратиевская»

Бальзак (Стратиевская)

Описание Бальзака от Веры Стратиевской

Бальзак

Блок ЭГО* 1-я позиция* Программная функция* "Интуиция времени"

Бальзак живет по принципу "поспешай медленно" и очень не любит, когда ему навязывают другие темпы.

Можно только позавидовать тому, что он никогда никуда не спешит и никогда никуда не опаздывает. (У него даже намеренно опоздать не получается). Транспортные неурядицы и "пробки" на дорогах, похоже, никак не усложняют его жизнь: несмотря ни на что, он всегда прибывает вовремя.

В его жизни никогда не случается ничего непредвиденного, потому что он все умеет предвидеть. Совпадение собственных прогнозов довольно рано перестает его и удивлять и радовать. Он как будто рождается со знанием всего того, что произойдет с ним в будущем, и всего того, что уже происходило в далеком прошлом. Это, казалось бы, огромное преимущество перед остальными оборачивается для него существенной проблемой — иногда ему становится скучно жить. Настолько хорошо он все предвидит, что для него как будто не существует в жизни сюрпризов.

Бальзак не торопится одаривать всех и каждого своими предсказаниями, он не идет работать "гадалкой". Для него умение видеть "сквозь время" слишком естественно для того, чтобы делать из этого "аттракцион". Бальзак предпочитает роль учителя, анализирующего совершаемые ошибки и предостерегающего от их повторения.

Как это ни печально, но Бальзак со свойственным ему пессимизмом часто выполняет функцию того самого сказочного камня, который предрекает: "Пойдешь направо — коня потеряешь, пойдешь налево — голову сложишь…" И вроде бы не остается никаких других возможностей, кроме как повернуть назад.

Бальзак не тот, кто будет воспевать "безумство храбрых". Наоборот, он сочтет своим долгом своевременно предостеречь от безрассудных поступков, предупредить о всех возможных опасностях, указать на самый неблагоприятный ход событий.

Бальзак обладает способностью в последовательности любых явлений своевременно увидеть самое слабое звено. Он также не сочтет за труд проанализировать, какие скрытые опасности оно в себе таит и какие грядущие неприятности за собой повлечет.

Бальзак, как никто другой, видит изначальную обреченность многих предприятий или ошибочность многих несвоевременных начинаний. Но при всем своем пессимизме Бальзак, в отличие от некоторых других интуи-тов, не предрекает близкого конца света. (Он вообще против того, чтобы нагнетать общественную истерию посредством мрачных прогнозов)

Бальзак любит философски смотреть на происходящее, поэтому "утешает" изречениями типа: "все проходит", "все мы там будем", "завтра еще не конец света", "это пройдет"…

Бальзак считает, что все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать. Бальзак умеет ждать. Он умеет заполнить время ожидания так, что оно растянется на всю жизнь, не причинив его планам никакого ущерба.

Бальзак умеет быть хозяином собственного времени — это позволяет ему чувствовать себя независимым. Бальзак умеет не подчиняться обстоятельствам: он предпочитает их использовать. Не имея привычки обольщаться или заблуждаться на свой счет, он способен реально оценить собственные возможности в конкретных условиях, на определенном этапе.

Бальзак — единственный, кто видит самые скрытые и самые незаметные тенденции исторического развития общества. Он, как никто, чувствует взаимосвязь событий во времени, понимает, как происходящее сегодня влияет на дальнейший ход истории. О каком бы событии ни размышлял Бальзак, он видит его одновременно в настоящем, прошлом и будущем. И это для него не более, чем естественное восприятие всех жизненных явлений.

Следуя своему постоянному стремлению избегать возможных ошибок, Бальзак часто берет на себя роль стороннего наблюдателя, чем дает повод к обвинению в пассивном отношении к жизни.

Недостатком бальзаковских предостережений является отсутствие в них позитивной альтернативы, вследствие чего они часто "замораживают" чью-то деловую активность. При всем стремлении Бальзака предотвратить количество совершаемых в мире ошибок их не становится меньше. Хотя бы потому, что отказ от намеченных планов во избежание опасностей, сопутствующих их осуществлению, уже сам по себе может быть ошибкой.

Блок ЭГО* 2-я позиция*Творческая функция* "Деловая логика"

Время Бальзака заполнено делами либо размышлениями о том, как их лучше
сделать. Бальзак лучше всего работает там, где менее всего на него давят, влияют, отвлекают или мешают, где наименьшая вероятность ненужной суеты, суматохи, штурмовщины, этических "разборок" или интриг в коллективе.

Внутренне глубоко независимый, Бальзак в любом деле стремится быть свободным от обстоятельств. Какой бы ни был напряженный режим на производстве, на него это не повлияет: он методично и спокойно отрабатывает свой рабочий день, удобно и размеренно распределяет свои силы, чередуя разные виды работ и разные виды нагрузок.

Бальзак педантично следует заданным указаниям. Если ему предписана определенная последовательность работы, он ее неукоснительно выполняет. Но там, где от него требуется только конечный результат, а промежуточная последовательность не важна, он предпочитает следовать собственному плану работы и, по возможности, собственным рациональным методикам.

Очень усидчив, с удовольствием занимается трудоемкой кропотливой работой, тщательно прорабатывает детали. Прежде, чем сдать работу, внимательно ее проверяет, стараясь не допустить ошибок. Для Бальзака очень важно, чтобы анализ ошибок в его работе был своевременным и, главное, конструктивным.

Постоянно заботится об уровне своей квалификации. Всегда благодарен за ценные указания и советы по работе.

Очень переживает, когда его работа не получает высокой оценки, — это наводит его на мысли о собственной "профнепригодности". Иногда приходит к выводу, что принесет больше пользы, работая консультантом, инструктором, методистом, контролером, чем простым исполнителем.

Очень любит, когда к нему на инструктаж присылают новых работников. Бальзак обожает инструктировать — это его "звездный час", которого он всегда с нетерпением ждет.

Не рекомендуется учить Бальзака, в каком порядке ему следует осуществлять свои планы, когда и как ему заниматься своими делами. И уж тем более не стоит его поучать, что и как надо делать. Он предпочитает не иметь дело с теми, кто знает "как надо": он из тех, кто для себя лучше это знает.

Главное, он знает, стоит ли выполнять это дело вообще. В первую очередь, по его мнению, следует основательно продумать, что это за дело, кому и для чего оно нужно, и чем именно он в этом деле может быть полезен.

Если ему дать какую-то работу, но не назначить срок ее выполнения, Бальзак вообще не сочтет это заданной работой: он либо забудет о ней, либо проигнорирует. Ему необходимо аргументированно объяснить, для чего она нужна и как скоро требуется ее исполнение. Только после этого он сможет воспринимать задание всерьез. Такой подход к делу объясняется стремлением не делать ничего лишнего, не делать того, что никому не нужно.

Для Бальзака, как для любого представителя третьей квадры очень важно сознание собственной востребованности: он не сделает того, что никому не нужно, он хочет быть свободным для дел, которые кому-то действительно нужны. Бальзак подрядится на бесполезную работу только в том случае, если он до этого был безработным и ему сейчас не на что жить. Но впоследствии он постарается найти себе более удачное применение.

Бальзак из тех, кто "семь раз отмерит" и еще сто раз подумает, прежде чем "отрезать". Бальзак обязательно подумает и о последствиях своего соучастия в чем-либо. Бальзак старается никогда и ничем не рисковать. Он не из тех, кто примыкает к оппозиции или к диссидентскому движению, хотя и может поддерживать личные отношения с отдельными его представителями. Да и зачем ему, если он умеет дождаться нужной ему политической ситуации и использовать ее для реализации своих планов.

Блок СУПЕРЭГО*3-я позиция*Нормативная функция* "Сенсорика ощущений"

Бальзак старается сделать все необходимое для устройства собственного быта. Дом Бальзака — не только его крепость: это и его духовный и интеллектуальный "оазис", где непременно должны находиться его любимые и дорогие ему вещи — любимые книги, любимая музыка, любимые портреты и фотографии на стенах, любимые "памятные подарки" на полках.

Бальзак может уютно устроиться и в одной маленькой комнатке — главное, чтобы нашлось место для его "любимого" кресла и для его книг. Бальзак любит удобную мебель, не важно, какого стиля, любит приглушенное, теплое освещение. Любит растопить камин зимним вечером, любит шум дождя за окном.

Бальзак старается запасаться "про черный день" всем необходимым. Недуализированный Бальзак по возможности закупает всего &quot
;по два, по четыре, по шесть, по восемь." Достоверный факт: один из представителей этого типа оборудовал у себя дома уютный и удобный подвальчик, куда нанес все нужное "на случай войны".

Бальзак очень ценит собственный комфорт и душевный покой. Старается создавать вокруг себя уютную и удобную микросреду. С удовольствием окружает себя красивыми вещами. Любит собирать небольшие коллекции произведений искусства, делать себе "памятные подарки".

Прекрасно чувствует себя в уютной и доброжелательной обстановке. Любит "наносить визиты" в хлебосольные и гостеприимные дома (но только будучи уверенным, что ему там действительно рады). Охотно принимает приглашения на вечеринки в приятную и интересную компанию. Заранее беспокоится о том, как провести наступающие праздники. Любит принимать у себя ограниченный круг близких друзей, угощая не только вкусной едой, но и приятной интеллектуальной беседой об анализе последних событий в области культуры, искусства и политики. Вечер, проведенный без интеллектуально насыщенной беседы, Бальзак считает неудавшимся. (Поэтому успех "бальзаковских вечеров" в немалой степени зависит от умения его дуала Цезаря вовремя перестать лидировать и уйти на второй план., не мешая Бальзаку в его интеллектуальной инициативе.)

Бальзак всегда открыт для восприятия новых ощущений. Он с детским любопытством попробует новое кушанье. Со вниманием выслушает новую для себя музыку. Бальзаковскому вкусу не чуждо смешение музыкальных стилей: он может на одной кассете записать и "тяжелый рок", и музыку "барокко".

Впрочем, некоторые из представителей этого типа стараются не загромождать свой слух музыкой низкого  качества, но это уже относится к стремлению Бальзака всемерно развивать свой художественный вкус и создавать себе условия повышенного комфорта: тогда он окружает себя вещами лучшего качества, одевается дорого, красиво и аккуратно ( P.M. Горбачева), старается быть в курсе всех художественных новинок — премьеры, модные выставки, концерты "знаменитостей".

По той же причине Бальзак старается бережно относиться к собственному здоровью. По мере надобности следит за своим весом, соблюдает профилактические диеты, подвергает себя необременительному (по возможности) голоданию, питается здоровой растительной пищей.

Особое внимание уделяет отдыху и сну. У некоторых представителей этого типа складывается свой, индивидуальный режим работы и отдыха. Иногда Бальзак не видит для себя особого проступка в том, чтобы заснуть там, где ему это вдруг захотелось. Иной раз можно увидеть Бальзака спящим на рабочем месте или даже во время монотонной работы, продолжающего ее автоматически делать руками, спящим во время урока, во время прослушивания музыкальной программы. Будучи посланным "на картошку", Бальзак может уютно устроиться на грядке и спать. (Кутузов, как известно, мог заснуть на военном совете.)

Тем не менее сенсорика ощущений — это та область, которую Бальзак старается в себе развивать до общепринятого уровня. Его успехи на этом поприще — залог его успешной дуализации: старание Бальзака эстетично выглядеть и оформить свой быт надлежащим образом вознаграждается вниманием и высокой оценкой его дуала Цезаря, у которого с чувством собственного достоинства и природным эстетическим вкусом все обстоит хорошо, и он не потерпит рядом с собой "невзрачного замухрышку". (Известны случаи неудавшейся дуализации у Бальзаков с недоразвитой до норматива сенсорикой ощущений). Поэтому при всем нежелании Бальзака сделать над собой лишнее волевое усилие, он вынужден тщательно заниматься собственной внешностью, добротно и со вкусом благоустраивать свой быт и почаще "выходить в свет", где у него гораздо больше шансов встретить своего дуала, чем сидя дома в собственном уютном кресле.

Блок СУПЕРЭГО*4-я позиция*Мобилизационная функция* "Этика эмоций"

Проявляется в стремлении Бальзака оградить себя от сильного эмоционального воздействия, в нежелании втягиваться в напряженный эмоциональный режим.

Бальзак считает необходимым подчинять свои эмоции рассудку — это его незыблемое правило, которого он неукоснительно придерживается сам, и постоянно внушает своему окружению.

"Трагинервических явлений, девичьих обмороков, слез…" Бальзак действительно терпеть не может и в своем стремлении избежать их любой ценой он часто ведет себя до такой степени неэтично, что сам же невольно их и провоцирует.<
/p>

Стремясь быть предельно сдержанным в проявлении собственных чувств, стараясь ничем не обнаружить свое истинное эмоциональное состояние, из опасения вовлечься в какую-нибудь этическую интригу, Бальзак неосознанно ведет себя самым интригующим образом, чем постоянно навлекает на себя риск самого бурного выяснения отношений. Напуская на себя демонстративно безучастный вид, он на самом деле часто создает ложно многозначительную "маску", которая одновременно и интригует и раздражает. Во всяком случае, у многих из его партнеров возникает желание ее сорвать и разглядеть истинное его лицо. Часто бывает так: чем больше "таинственности" он на себя напускает, тем "круче" с ним разбираются. ("Напускное безразличие" Бальзака нередко является для него средством "этической разведки" во взаимоотношениях с партнером, проверкой заинтересованности партнера в дальнейшем развитии отношений.

Эмоционально уязвимому, легкоранимому, неуверенному в своей привлекательности Бальзаку чрезвычайно важно знать степень заинтересованности в нем партнера. Иногда он использует для этого такой "трюк": заговорив с партнером о чем-нибудь первостепенно значимом, он вдруг делает паузу и как будто отвлекается на что-то незначительное, незаметно наблюдая за поведением партнера и выжидая, когда и как он проявит интерес к затронутой теме. Во взаимоотношениях с Цезарем это еще и способ дисциплинировать постоянно рассеивающееся внимание своего дуала, попытка сосредоточить его внимание на себе; а также, что очень важно в процессе дуализации, — попытка соизмерить значимость собственных ценностей с ценностями своего партнера.)

Само собой разумеется, Бальзак даже для себя не может объяснить истинную причину своей "невозмутимости" (а загадочности в себе он вообще никакой не видит и никогда ее намеренно не напускает — он ведь не этик, а логик). Чаще всего он ведет себя таким образом только из желания оградить себя от психологического дискомфорта, который он видит в эмоционально перенасыщенном психологическом режиме. Именно поэтому, как он считает, единственная возможность для него подстраховаться — это создать видимость невозмутимости. Но поскольку это делается главным образом в этических ситуациях, его партнеры часто чувствуют себя оскорбленными его безразличием, тем более напускным. Вот и получается, что предусмотрительный Бальзак первый становится жертвой собственной подстраховки.

Еще хуже получается, когда Бальзак начинает "выравнивать" эмоциональное состояние партнера, ободряя его взглядом или словом. Само по себе это возможно и неплохо, но в сложной этической ситуации такое поведение обычно воспринимается не только как "моральная поддержка", но и как обнадеживание, что приводит к очередному выяснению отношений со всеми вытекающими эмоциональными последствиями.

Проявление собственных эмоций для него также не обходится без осложнений. Из-за вечного страха быть неправильно понятым при естественном их проявлении или при намеренном их сокрытии Бальзак постоянно пребывает в растерянности, когда дело касается выражения его собственных чувств. Тут он сталкивается со многими проблемами одновременно: иногда он просто не может в себе разобраться — его чувства кажутся ему либо недостаточно определенными, либо слишком противоречивыми. Кроме того, он не всегда может найти подходящую форму для их выражения, и не каждому позволит помочь себе выразить свои чувства. Часто он боится сказать что-нибудь лишнее, чтобы не обнадеживать человека и не заставить потом страдать. Часто собственные эмоциональные возможности кажутся ему недостаточно изученными. Он может проявлять свои чувства в такой "мудреной" форме, как забота о судьбе своих отношений с партнером, предостерегая его от связи с собой, "недостойным". Он может наговорить о себе много несправедливого и неприятного, предоставляя судить, "какие розы нам заготовил Гименей". Причем, поскольку все это говорится уверенным и рассудительным тоном, мало кто заподозрит за всем этим нагромождением противоречивых доводов элементарную неуверенность в себе.

К сожалению, избавлять Бальзака от неуверенности в себе — это долгий, мучительно тяжелый и зачастую неблагодарный труд. Один только Цезарь — его дуал, может справиться с этим заданием успешно. Не утруждая себя размышлениями о противоречивости бальзаковской этики, он естественно вовлекает его в свою наивную, бесхитростную и искренне-доб

Наполеон (Стратиевская)

Описание Наполеона от Стратиевской.

 

Наполеон (ESFP)

Представители типа:

Юлий Цезарь, А.С.Пушкин, М.С. Горбачев, Федерико Феллини, Марина Влади, Елена Образцова, Алла Пугачева, Маша Распутина, Михаил Державин, Николай Рыбников, Галина Польских, Елена Проклова, Тамара Семина, Ирина Алферова, Ирина Розанова, Михаил Жванецкий, Максим Леонидов, Элвис Пресли

Блок ЭГО. 1-я позиция: программная функция — "Волевая сенсорика"

Для человека этого типа характерна волевая защита собственных интересов ( и интересов "своей команды"), защита собственного приоритета любой ценой. Но не с целью прямого и беспощадного подавления, а для максимальной реализации собственного творческого и этического потенциала, для наиболее полного выражения собственной яркой индивидуальности, для реализации собственных этических целей и задач.

Поэтому соотношение сил в системе ценностей Цезаря — это в первую очередь соревнование личных достижений и успехов. Цезарю важно признание его личных заслуг Важно признание его авторитета через осознание его личных качеств признание его самым чутким и заботливым руководителем, самым энергичным и самым деятельным Признание его самым верным и самым надежным другом Признание его самым лучшим и самым непревзойденным в своем роде деятелем.

Чем бы он ни занимался, какую бы деятельность для себя ни выбрал. Цезарь всегда ставит для себя задачу быть лучшим из лучших Сама по себе цель весьма похвальная и заслуживающая уважения, но с другой стороны — каких физических сил стоит прожить всю жизнь как на спортивном состязании постоянно оглядываясь на соперников, постоянно сравнивая собственные успехи с чужими достижениями, постоянное напряжение в вечном стремлении вырваться вперед и не уступить первенства.

Цезарь старается легко и быстро добиваться поставленных целей Увлеченно занимаясь выбранным делом, не считаясь с затраченными для достижения успеха усилиями, Цезарь способен на исключительную работоспособность и на любые, даже противоречащие здравому смыслу жертвы. (Например, одна из представительниц этого типа, начинающая певица "ставила" себе голос, занимаясь одновременно у трех преподавателей вокала К сожалению, результат не оправдал затраченных усилий.)

Не задумываясь о том, что рискует показаться хвастливым, Цезарь на каждом шагу "рапортует" о своих достижениях, иногда довольно искренне удивляясь тому, что другие отстают от его "образцовых" темпов: " Как, ты еще не сделал это задание? А я уже следующее делаю!" Он как бы предлагает в любом деле "равняться" на него. И в самом деле, почему бы и нет? Цезарь великолепно умеет навязать дух творческого соревнования и деловой активности самому пассивному и равнодушному к общему энтузиазму человеку. Заставит подсуетиться самого безынициативного и бездеятельного (До какой крайней точки самоотстраненности и пассивности дошел бы его дуал Бальзак, если бы не исключительный энтузиазм и гиперактивность Цезаря)

Цезарь всегда осуждает и порицает в людях пассивность, отсутствие инициативы, отступление от намеченных планов. Нельзя сказать, чтобы Цезарь явно поощрял умение "работать локтями" — скорее, он поощряет умение "бороться, искать, найти и не сдаваться". Цезарь не уважает тех, кто пасует перед трудностями. Он всегда за активную жизненную позицию, за активный поиск решений Иногда методы, которые он предлагает для решения проблем, выглядят несколько прямолинейными. Не то чтобы он предлагал идти и ломиться в закрытые двери (хотя это тоже не исключается), но отстаивать свои права любым возможным способом, добиваться намеченного при любых условиях, это уж непременно.

Цезарю действительно важно знать, какие проблемы решаются методом волевого давления, а какие — нет. Поэтому, давая советы, которым, возможно, он сам бы и не последовал, Цезарь делает это из соображений получения информации по важному для себя, "программному" аспекту "волевой сенсорики". где можно "давить", а где — нельзя.

Точно так же в оценке потенциальных соперников Цезарь в первую очередь рассматривает способность человека противостоять оказываемому на него давлению, а также умение постоять за себя и готовность дать немедленный отпор Часто уверенный в своем силовом превосходстве или чувствующий, что ситуация "работает" на него, Цезарь может себе позволить "пробный выпад" в сторону того, чей силовой потенциал его сейчас интересует. Отсутствие немедленной защиты иногда наводит его на ошибочную мысль, что человек вообще на нее не способен. Иногда такие поспешные выводы приводят его к очень неприятным ситуациям.

Цезарю крайне неприятно, когда его публично "ставят на место" — это занижает его самооценку. Еще нелепее ситуация, когда какой-либо вообще малознакомый человек по непонятным причинам на него нападает. В этом случае Цезарь чувствует себя очень растерянным. К сожалению, он не всегда способен быстро взять контроль над своими чувствами и спокойно и твердо потребовать объяснений.

Цезарь может ярко, иногда вызывающе "заявить" о себе. Он может бросить вызов обществу, может взять себе скандальный сценический образ: для него это не более, чем выражение собственной творческой индивидуальности. Гораздо больше его беспокоит отсутствие интереса к себе. Нежелание замечать его ярко выраженные способности, нежелание признать его успех, нежелание подчиниться его лидерству.

Цезарь в первую очередь человек действия. Поэтому особенно болезненно он воспринимает любое ограничение своей активности. (Проблема, с которой он довольно часто сталкивается, поскольку его активность носит довольно противоречивый и сумбурный характер.) Его деятельность предполагает широкий размах и масштабность мероприятий.

Исключительно инициативен, может буквально "вломиться" в чужую жизнь, в чужие отношения, из-за чего нередко производит впечатление наглеца и нахала. Часто бывает бесцеремонен и навязчив.

В стремлении захватить инициативу любой ценой Цезарь часто проявляет себя далеко не лучшим образом, из-за чего иногда попадает в неловкую ситуацию, иногда бывает просто жалок или смешон. (О чем не дай Бог ему сказать.) Нет ничего больнее для Цезаря, чем видеть, что все его старания завоевать (именно завоевать) авторитет, популярность или расположение, приводят к диаметрально противоположным результатам. К чести Цезаря, он умеет признавать факт собственных ошибок и способен публично признать свою вину, хотя возможно это ему дается тяжелее, чем другим.

Было бы неправильно сказать, что для Цезаря в первую очередь важны его амбиции. Для него гораздо обиднее непонимание его добрых намерений. В своем праве на лидерство Цезарь совершенно искренне уверен. Поэтому непризнание его приоритета для него глубоко обидно, так как это в первую очередь непризнание его заслуг, его честного самоотверженного, творческого, с полной отдачей сил труда. Если у Жукова лидерство — это стратегический расчет, где любое ущемление его амбиций воспринимается как враждебный выпад. Цезарь, в отличие от Жукова, борется не за самоутверждение собственных амбиций, а за право оправдать возложенное на него доверие. Проще говоря, если Жукову важно ощущение его реальной власти. Цезарю важно добровольное признание и доверие. Жукову важно захватить власть. Цезарю важно удержать лидерство. Если Жукову нужна власть, чтобы возглавить систему, то Цезарю, чтобы в первую очередь максимально реализовать свой творческий этический потенциал, демократизировать возглавляемую им систему, этически усовершенствовать ее. Если жуковская стратегия — стремление захватить все сферы влияния, то для Цезаря важно захватить "пальму первенства" во всех сферах своей деятельности: личные достоинства, по его мнению, еще больше убеждают окружающих в его праве на лидерство.

Если Жуков всегда жестко контролирует захваченную сферу влияния, то Цезарь не всегда замечает, что он вообще захватил какое-то пространство.

(Следует отметить, что сравнение программных функций Жукова и Цезаря дается для пояснения принципиальных различий в их "волевых сенсориках", а вовсе не для того, чтобы указать, кто из них "хороший" лидер, а кто "плохой" — у каждого из них своя социальная функция, необходимая для реализации в определенной ситуации и в определенных общественных условиях.)

Поступки Цезаря в первую очередь отличаются быстротой и напористостью, немедленной и всесторонней инициативой. Цезарь незаметно для себя заполняет все окружающее пространство. Он не всегда замечает, не всегда оценивает методы, которые он использует для скорейшего завоевания симпатий: ему важнее удержать свой авторитет, и для этого он готов честно и этично отработать взятые на себя обязательства.

Проблема Цезаря еще и в том, что в отличие от Жукова, всегда знающего, "как надо". Цезарь отчетливо знает только "как не надо". При всех своих исключительных талантах Цезарь скорее разрушитель, чем созидатель. В политике он разрушитель тоталитарных и авторитарных систем. В искусстве он — смелый новатор, ниспровергающий существующие до него устоявшиеся формы. Он может быть основоположником нового направления в искусстве, которое никто кроме него и продолжить не сможет. Подражать — сколько угодно, продолжить — нет. Среди представителей этого типа часто встречаются яркие творческие индивидуальности, всесторонне одаренные личности.

Противоречивость "волевой сенсорики" Цезаря заключается в самой демократичности его единовластия. Цезарь искренне ненавидит тиранию и деспотизм, он из тех, чье имя пишут "на обломках самовластья". И в то же время он всеми средствами стремится не уступать своего влияния. Признание собственного поражения в этом плане для него особенно мучительно. Попытка любой ценой удержать свое влияние нередко приводит Цезаря к. отчаянным и противоречивым поступкам, имеющим для него часто трагические последствия.

Блок ЭГО. 2-я позиция: творческая функция — "Этика отношений"

Любые этические отношения Цезарь в первую очередь строит с позиций волевой сенсорики. То есть, как бы они ни развивались, Цезарь в любом случае должен оставаться лидером. Цезарь глубоко убежден, что и первое и последнее слово в развитии отношений должны оставаться за ним. Он всегда абсолютно уверен в своем праве контролировать любую этическую ситуацию, независимо от того, является ли он в ней главным лицом или второстепенным.

Несмотря на сравнительно крепкие этические установки, и притом, что этика отношений — его сильная творческая функция, нельзя сказать, чтобы этические отношения у Цезаря складывались легко. Цезарю вообще ничего не дается легко, потому что он все и всегда завоевывает. Проблема Цезаря в том, что он часто завоевывает то, что у него никто и не оспаривает. Он, на свою беду, имеет обыкновение завоевывать именно то, что и так по праву принадлежит ему.

Казалось бы, что мешает Цезарю просто и естественно воспринимать свою природную привлекательность, свое обаяние, легкость и непринужденность в общении. Но в том-то и беда, что Цезарю нужно постоянное и повсеместное признание этих качеств. Более того, ему необходимы доказательства признанного первенства, доказательства его неоспоримого влияния Причем именно в погоне за этими доказательствами он и умудряется растерять все свое "царственное" величие Иногда создается впечатление, что он именно напрашивается на комплименты, насильно и неуместно "тянет" на себя внимание, увлекается самолюбованием

И в области этики Цезарю недостаточно полупобед только появившись, он должен очаровать всех, обаять всех, "растопить" всех, заинтересовать всех или, если нужно, заинтриговать всех.

А если и находится кто-то, кого он совсем не заинтересован к себе расположить, то только потому, что этого человека он просто для себя никак не рассматривает, он для него, попросту говоря, "пустое место".

Неудивительно, что при такой этике поведения Цезарь умудряется (независимо от масштабов его деятельности) нажить себе немало врагов. Причем отношения по схеме друг — недруг у него тоже строятся очень контрастно и непоследовательно: вчерашний недруг сегодня "милостиво" принимается в число друзей, потому что "так надо", сегодняшний друг, уделяющий больше внимания другому субъекту, уже не друг, а "предатель". (Цезарь, пожалуй, единственный, кто в третьей квадре делит отношения на "врагов" и "друзей" — Драйзер делит на "своих" и "чужих", а интуиты-логики об этом вообще не задумываются )

Именно потому, что этика отношений у Цезаря формируется под влиянием волевой сенсорики (точнее, ее реализует), максимализм является ее отличительной чертой. Но, само собой разумеется, этика Цезаря не может и не должна быть последовательной: реализационная функция — всегда манипулятивная, всегда такая, какая нужна программе интеллекта. В случае Цезаря волевая сенсорика — аспект незыблемый, программный, а этика отношений только оформляет "расстановку сил": меняется силовое соотношение — меняется и этика. К тем, кого Цезарь уважает и чьего расположения добивается, — одно отношение, к тем, кого "в грош не ставит", — другое. В том-то и проблема этики Цезаря, секрет быстрейшего наживания им врагов — в его непоследовательном этическом максимализме.

Как надолго Цезарь "застревает" в фазе вражды или дружбы, зависит только от конкретной ситуации. Но разумеется, Цезарь не отступит, пока не прояснит ее для себя окончательно, точнее, он отступит, только будучи убежденным, что отношения окончательно развалились и у него нет шансов их исправить. (Исправить, в понимании Цезаря, значит снова завоевать авторитет. Неважно, что именно он делает — просит ли прощения или устраивает скандал: это не более чем средство "выправить" ситуацию любым способом.)

Этичность Цезаря, уже в силу своей манипулятивности, всегда относительная, несмотря на крепкие этические установки. То есть в какой-то определенной ситуации Цезарь вполне может осознавать, что поступает нехорошо (более того, он всегда знает, как надо бы поступить), но у него всегда находится "убедительное" оправдание собственным неэтичным поступкам. Неэтичность в поступках других Цезарь всегда замечает, но далеко не всегда осуждает и даже не всегда по этому поводу высказывается. К чести Цезаря надо признать, что он способен относиться с юмором к чужим этическим несовершенствам.

Постоянно борется за расширение сферы своего этического влияния. Его можно считать своего рода "этическим захватчиком". Но действия Цезаря в зоне своего влияния сумбурны, непоследовательны и зачастую неэтичны. Постоянно меняется этическая тактика, меняются "доверенные лица", меняются друзья-враги, постоянно смещаются центры волевого давления и эмоционального воздействия. Цезарь менее всего осознает, что все происходящее — это только реакция на какие-то его конкретные действия. Чем больше он суетится, тем больше накаляется ситуация, тем больше он теряет стратегические ориентиры в своих этических отношениях. В конце концов он совсем запутывается, кто ему сейчас кем является, и вот он уже ведет свой этический "ближний бой", свою какую-то узкоколейную "челночную" дипломатию, какие-то примитивные полудетские интриги. Похоже, никто не умеет так "творчески" портить свои отношения, как это удается самому Цезарю.

В любом случае, как бы ни расценивались его поступки, Цезарь искренне хочет "чтобы все было как лучше". Он действительно старается как можно лучше все уладить, чтобы все им были довольны, старается для всех быть хорошим. Такая позиция приводит либо к противоречивым действиям с его стороны, либо к отсутствию каких-либо решительных действий, что только усугубляет его этические проблемы.

Блок СУПЕРЭГО. 3-я позиция: нормативная функция — "Интуиция возможностей"

Программная "волевая сенсорика" постоянно требует информации по аспекту "интуиция возможностей". Цезарю необходимо наиболее точно оценить возможности и способности каждого человека, входящего в круг его общения, поскольку собственное представление об успехе у него выстраивается относительно потенциальных возможностей и успехов его окружения.

Цезарю всегда важно знать, на какой стадии реализации своих планов находятся окружающие его люди. Например, в процессе учебы Цезарь постоянно интересуется, не отстает ли он от других в выполнении учебных заданий. Более того, он всегда старается сдать работу одним из первых, старается обратить на себя внимание преподавателей, создать о себе впечатление перспективного специалиста.

В любой ситуации Цезарь заранее интересуется позитивными возможностями. Например, еще до окончания учебы он старается выяснить все возможные варианты распределения рабочих мест, ищет для себя какие-то полезные деловые связи, интересуется возможностями других студентов.

Для получения интересующей его информации развивает высокую активность, находит время побеседовать с каждым о планах на будущее. При этом старается взять располагающий к откровению "задушевный" тон, доверительно сетуя на какие-то свои еще не решенные проблемы. Часто в преддверии активной деятельности собирает мнения по интересующему его вопросу, со многими советуется, но в конечном итоге все делает по-своему.

Старается произвести впечатление человека дальновидного и рассудительного. Очень любит, когда с ним советуются, делятся своими планами, хотя у него не всегда хватает терпения дослушать собеседника. Иногда старается произвести впечатление человека, который все про всех знает, (Иногда даже слишком торопится сообщить информацию, которую он якобы знает.) Любит производить впечатление человека, который в курсе всех событий, иногда может намекнуть, что у него "все схвачено". Часто, явно преувеличивая, говорит о своем влиянии. Не прочь приврать или "поблефовать".

Для Цезаря очень важно с самого начала общения определить потенциал человека: иногда Цезарь оценивает человека относительно его субъективных способностей, иногда — относительно занимаемого им места в обществе, иногда — по внешнему виду.

На основании приблизительной оценки ситуации и потенциала действующих лиц Цезарь подчас позволяет себе довольно далеко выходить за рамки допустимых этических норм. Интуиция потенциальных возможностей подсказывает ему, к кому и как можно относиться, кто и как себя поведет, кто способен постоять за себя, а кто — нет.

Иногда Цезарь позволяет себе весьма вызывающее поведение, которое у него называется "говорить правду в глаза". Но поскольку понятие о правде у Цезаря весьма относительное (хотя бы потому, что это его личная точка зрения), наиболее точное (с психологической точки зрения) объяснение его "поискам правды" — это не что иное, как желание этически и интуитивно "прощупать" ситуацию. Желание узнать, сойдет ли ему с рук то, что он сейчас делает, и как отреагируют на такую "правду в глаза".

Цезарь не выносит неопределенности. Поэтому иногда он специально ускоряет кризис ситуации, чтобы сделать в ней новую расстановку сил и понять свое место в системе отношений. Понять, кто есть кто, как его воспринимают и за кого "его держат".

К счастью для себя (и своего дуала Бальзака), в условиях неопределенности отношений Цезарь не всегда замыкается на одном партнере В этот период он может открыть для себя "второй фронт". Подсознательно настроенный на уязвимую этику эмоций Бальзака, Цезарь побаивается выяснять те отношения, которыми он особенно дорожит, опасается эмоционально "давить" на партнера. Поэтому для перераспределения излишней эмоциональной активности ему нужен своего рода "запасной вариант", который его отвлекает и делает менее зависимым от "основного варианта."

Тактика "второго фронта" вынуждает Цезаря лукавить, хитрить, выкручиваться из неловких ситуаций, а он всего этого не любит — ему это неудобно: это унижает его достоинство, противоречит его этическим принципам, главные из которых — порядочность, честность и преданность. Кроме того, слабая интуиция возможностей ему этого не позволяет: он всегда боится уличения во лжи, боится, что невольно выдаст себя, что проговорится, что это станет каким-то образом известно его партнеру. И тем не менее, поскольку он не всегда способен последовательно выяснять отношения со всеми своими партнерами, неопределенность ситуации часто вынуждает его маневрировать между ними — он просто не видит для себя другого выхода.

Анализ возможностей ситуации у Цезаря часто бывает слишком поверхностный или слишком оптимистичный, поскольку он собирает информацию не из самых авторитетных источников и оценивает ее не самым критичным образом. Например, многие представители этого типа безоговорочно верят средствам массовой информации, даже если те распространяют совершенно неправдоподобные слухи.

Иногда Цезарь разыгрывает роль человека, уверенно глядящего в будущее, видящего для себя и для других массу возможностей. Часто он и сам при этом воодушевляется и старается воодушевить окружающих. Однако, столкнувшись с первыми реальными, объективными препятствиями, о своем "воодушевлении" забывает так, как будто его никогда и не было. Тогда уже начинается лихорадочный поиск возможного выхода из затруднительного положения.

Ошибка по аспекту "интуиции возможностей" обходится Цезарю очень дорого: в лучшем случае — это отдельные неприятные ситуации, в которые он рискует попасть, в худшем — это крах всей его карьеры. Поэтому Цезарь очень старается не сделать ничего такого, что впоследствии обернулось бы против него. И хотя он никогда не бывает до конца уверенным в своей интуиции, тем не менее он стремится ее постоянно развивать с тем, чтобы иметь возможность безошибочно на нее полагаться.

Наиболее полную помощь по этому аспекту Цезарь все-таки получает от своего дуала Бальзака, который не только умеет предвидеть самое неблагоприятное развитие событий, но и может в мягкой и деликатной форме предостеречь от возможных неприятностей. А заодно и подскажет способ их избежать.

Блок СУПЕРЭГО. 4-я позиция: мобилизационная функция — "Логика соотношений"

Цезарю трудно быть объективным, поскольку он находится в плену своих этических установок, своих симпатий и антипатий.

Его поступки могут противоречить здравому смыслу хотя бы потому, что чаще всего они отражают его эмоциональное отношение к происходящему.

Иногда в поведении Цезаря Как бы смещается логическая значимость его поступков, т. е. он поступает вопреки здравому смыслу, основываясь на каких-то примитивных логических стереотипах только потому, что "так принято поступать". Причем, руководствуясь своими логическими стереотипами, он часто поступает в ущерб своим этическим принципам: например, разрушает сложившиеся хорошие отношения со своими близкими только потому, что реагирует так, как принято логически, по общим понятиям, а не так, как он это чувствует этически: скажем, ругает за то, за что надо (в общепринятом, стереотипном понимании) ругать, хвалит за то, за что надо хвалить.

Иногда это выражается в привычке пользоваться поверхностными логическими (и этическими) стереотипами, действовать в соответствии с этими лозунгами и изрекать их по поводу и без повода: "жалость унижает человека", "боятся — значит уважают", "ревнует — значит любит", "где постелил, там и спи", "женщина не должна проявлять инициативу" и т. д.

Иногда это логически смещенные интонации и акценты в речи. Иногда это этически неоправданная мимика.

Иногда это смещенные или неустойчивые интересы к воспринимаемой информации. Например: слушая объяснения, Цезарь часто отвлекается от главной мысли, его вдруг начинают интересовать какие-то совершенно второстепенные моменты или несущественные частности. Незаметно для себя, он уходит в сторону от основной темы или отвлекает вопросами второстепенной значимости. Либо вопросами, которые вовсе не имеют отношения к обсуждаемому предмету.

Еще одна характерная для представителей этого типа черта: способность по поводу и без повода отвлекаться от заданной темы на разговоры о себе. (Наглядный пример — пушкинские лирические отступления в "Евгении Онегине".)

Заниматься классификацией понятий или знаний, приводить их в стройную систему — для Цезаря скучная и муторная работа. Ему трудно сосредоточиться на логическом анализе какого-либо явления, трудно сосредоточиться для последовательного понимания логических выводов, трудно самому изложить что-либо последовательно: он может начать объяснение прямо с середины и продолжать его, постоянно возвращаясь к начальным и промежуточным стадиям. Таким образом, в изложении Цезаря некоторые даже простые объяснения представляются весьма запутанными.

Поверхностность представлений о многих явлениях его не смущает — он считает это естественным ("Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь") Главное, чтобы обсуждаемый предмет был хоть отдаленно, но знаком, нельзя же производить впечатление полной некомпетентности.

Очень осторожен в высказываниях, касающихся правовой или технической стороны дела, не рискует показаться необъективным или некомпетентным

Не любит изучать инструкции и правила — ему это скучно. (Представитель этого типа может неоднократно пережигать электроприбор, включая его, не ознакомившись с инструкцией Известен случай "неудачной" чистки памяти компьютера, после которой оказались стертыми все заложенные в него программы ) И как бы ни был печален его личный опыт, все равно Цезарю трудно изменить себя, и он часто полагается не на инструкцию, в которой редко и мало что понимает, а на удачу, везение и на свою интуицию, несмотря на то, что она его довольно часто подводит.

Опыт чужих ошибок тоже не всегда производит на него достаточное впечатление Цезарь может сколько угодно совещаться и консультироваться, но в конечном счете поступит по-своему, наперекор всем советам и здравому смыслу. Цезаря отличает исключительная способность постоянно "набивать шишки" на одном и том же месте. Глубоко страдать, мучиться и спрашивать у всех и каждого, почему это всякий раз происходит именно с ним, и какие недостатки ему нужно в себе изжить для того, чтобы эти напасти наконец прекратились Требуются колоссальное терпение и выдержка (качества, присущие его дуалу Бальзаку), чтобы приучить Цезаря анализировать опыт прошлых ошибок, т. е. как раз то, чего Цезарь, вопреки желанию окружающих, делать решительно отказывается (и не просите, и не уговаривайте!) Он поступал и поступает только, как ему заблагорассудится, а иначе он просто не может быть самим собой.

Для Цезаря серьезную проблему представляет необходимость тщательно продумывать свои поступки, вести себя осмотрительно и рассудительно. Замечаний в нелогичности собственных действий он не переносит Требование быть последовательным в своих действиях выводит его из себя. Для него характерно поступать умно и логично только до тех пор, пока этого от него не требуют, пока его уважают и с ним считаются. Но стоит только акцентировать внимание на его нелогичности, как все его действия сразу же перестают логически контролироваться и приобретают характер беспорядочной, панической суеты.

Обвинения Цезаря в нелогичности только усугубляют его проблемы. Сам Цезарь очень болезненно переносит любую критику в свой адрес, а поскольку требования к себе у него бывают довольно завышенными, ему трудно признать при наличии всех своих достоинств такой недостаток, как небезупречная логика. Цезарю вообще хочется быть человеком без недостатков. (А кому этого не хочется?) Поэтому Цезарь очень переживает, когда его умственным способностям дают невысокую оценку. Ему очень трудно позволить себе не быть самым умным (хотя это лучшее, что он может для себя сделать).

Следует заметить, что Цезарю легче быть последовательным и логичным в своих поступках после того, как он разобрался в возможностях ситуации (последовательность работы функции). Для Цезаря поступать разумно — это значит поступать благоразумно, т. е. предусмотрительно, дальновидно. Чем основательнее он будет информирован по аспекту "интуиция возможностей", тем легче ему поступать логически продуманно.

Словом, для того, чтобы в поступках Цезаря было меньше противоречий и суеты, нужно поставить его в определенный психологический режим, в котором он будет получать достаточную информацию по интуиции возможностей, поддержку по интуиции времени и, что очень важно, отсутствие критики по аспекту логики соотношений. То есть Цезарю необходима психологическая поддержка Бальзака. Его умение показать перспективы ситуации в такой форме, чтобы они Цезаря не напугали и не ввергли в панику, показать возможный запас времени, чтобы отвлечь его от суеты и создать ему условия для обстоятельного логического анализа. Бальзак умеет находить самые простые и доступные пониманию формы объяснении. Он очень методичен в своих объяснениях, умеет иллюстрировать их удачными примерами. Умеет подвести собеседника к нужному логическому выводу, предоставляя ему самому радоваться собственному открытию.

Блок СУПЕРИД. 5-я позиция: суггестивная функция — "Интуиция времени"

Своих проблем по этому аспекту Цезарь не скрывает. Да и как их скроешь, когда и так ясно, что времени при всей его исключительной активности ему никогда не хватает. И откуда ему взяться, если принять во внимание способность Цезаря одновременно начинать множество дел, каждое из которых требует больших затрат времени и труда.

Попытка сосредоточиться на том, что ему необходимо сейчас сделать и сколько времени это займет, стоит Цезарю немалого напряжения. Поэтому он предпочитает вообще об этом не задумываться: делает то, что ему сейчас хочется, и тратит на это столько времени, сколько того требует дело. Старается работать быстро, предпочитает не застревать на каком-то этапе работы, чтобы успеть сделать как можно больше, старается не усложнять себе работу. Если возникают какие-то неясности, Цезарь переключается на другое дело. Главное для него — все время продвигаться вперед, не застревая на частных проблемах.

Увлекаясь процессом работы. Цезарь часто не замечает ее бесперспективности. Поэтому он иногда боится задумываться о том, что будет дальше или что произойдет потом. Цезарю легче жить сегодняшним днем, не задумываясь о будущем. Хотя за сегодняшнее легкомыслие ему и приходится дорого расплачиваться впоследствии, он предпочитает видеть в своем будущем только то, что для себя желает. Поэтому информацию о возможных проблемах он воспринимает очень неохотно, несмотря на то, что осознает всю ее важность.

Цезарь очень не любит ждать. Ему это невероятно трудно — он слишком деятелен и потому слишком нетерпелив. Ему хочется всего сейчас и поскорее. Случается, что ему еще и некогда думать или просто не хочется тратить время на размышления. Бальзак задает ему размеренный жизненный темп, учит его жить по принципу "поспешай медленно". Охлаждает непомерную горячность Цезаря, успокаивает его: "Время даст ответы на все вопросы", "время все расставит по местам". И именно таким "объяснением" Цезарь как раз и внушается. У него вдруг возникает желание (а иногда и любопытство) терпеливо "досмотреть", чем же все это кончится.

Иногда Цезарь размышляет о том, "правильно" он сейчас живет или "неправильно". Как его сегодняшние поступки отразятся на его будущей судьбе и что он должен изменить сейчас для того, чтобы в будущем для него все сложилось благополучно.

Сами по себе размышления на эту тему для него очень утомительны и болезненны. Поэтому он предпочитает заблаговременно получать готовую информацию по этому аспекту. Иногда у него возникает желание "навести порядок" в своей сегодняшней жизни с тем, чтобы подготовить себе благополучное будущее. Тогда ему становится необходим анализ последствий каждого своего шага и каждого действия. Цезарю важно знать, что с ним произойдет после того, как он предпримет тот или иной шаг. (Ему действительно часто необходима инструкция: "пойдешь направо — коня потеряешь…")

Самой природой ему ниспослан для этого такой дуал, как Бальзак. Никто лучше него не сумеет предсказать дальнейший исход событий в зависимости от тех или иных обстоятельств. Нужно только рассказать Бальзаку "что было", а "что будет и чем сердце успокоится", он уже расскажет сам.

От Бальзака Цезарь может получить наиболее точную информацию о своевременности и целесообразности любого своего начинания, получить представление о последствиях каждого своего действия, увидеть отражение своих сегодняшних поступков в далеком и недалеком будущем.

Такой род информации для Цезаря всегда ценен и актуален, а Бальзак в этом вопросе не имеет себе равных. Благоразумным, предусмотрительным и дальновидным Цезарь может быть только благодаря своевременным предостережениям и прогнозам Бальзака.

Блок СУПЕРИД. 6-я позиция: активационная функция — "Деловая логика"

Цезарь — человек исключительной деловой активности и работоспособности. Исключительно вынослив, усерден. С готовностью берется за любую работу, не считаясь с затратами времени и сил. Если обстоятельства того требуют, он берется и за физически тяжелую работу, сопряженную с опасностями и трудностями.

Для Цезаря, как и для любого представителя третьей квадры очень важно реализовать свой творческий потенциал, важно осознавать востребованность своего труда. Поэтому Цезарь весьма активизируется, берясь за конкретно выполнимое дело. И чем более ему понятен способ его выполнения, тем больше энтузиазма и активности он проявляет.

Цезарь часто производит впечатление человека, который все умеет. Действительно, он довольно быстро осваивает новые специальности — точнее, новые ремесла. Причем, раз освоенное им уже не забывается. Активно используя свои разносторонние способности и таланты, Цезарь легко находит возможность для дополнительных и необременительных заработков. Цезарь всегда "и швец, и жнец, и на дуде игрец". За какую бы практическую работу он ни взялся, все делает быстро, легко, как бы играючи.

Цезарь включается в работу очень активно, сам процесс работы его привлекает больше, чем подготовка к ней. Рассуждая о выполнении какой-то работы, выдвигает возможные варианты в надежде, что кто-то со стороны выберет лучший и возьмется за его реализацию, но, войдя в работу, предпочитает уже не размышлять о разных вариантах: разрабатывает тот, который первым пришел в голову.

К критике своих ошибок относится болезненно, но счастлив, когда его работа чем-то выгодно отличается от других. Не любит скрупулезно проверять результаты работы — предпочитает, чтобы за него это сделал компетентный и надежный партнер, который и проверит, и успокоит, и сделает полезные замечания. Необходимость прорабатывать детали его часто угнетает и раздражает. Иногда не дает себе времени основательно разобраться в теоретическом материале — предпочитает разбираться в процессе работы, попутно советуясь на каждом этапе, вызывающем у него затруднения. Заинтересован в существенных, конструктивных замечаниях. С большим вниманием выслушает советы по поводу рационального выполнения его работы, но очень не любит, когда критикуют конечный результат. Ему удобно работать по четко разработанным и легко запоминающимся методикам.

В быту довольно практичен, умеет рационально вести хозяйство. С интересом выслушивает информацию о способах удачного вложения денег, о возможности сделать выгодное приобретение. В этом вопросе для него нет более ценного консультанта, чем его дуал Бальзак, который всегда предостережет Цезаря от неразумных денежных трат, не даст ему увлечься каким-нибудь авантюрным проектом, отговорит его от слишком быстрого и потому сомнительного способа обогащения. От Бальзака Цезарь получает по каждому вопросу четкую информацию: что нужно делать, в какой последовательности и нужно ли это делать вообще.

На базе такой информации у Цезаря возникает уверенность в правильности своих действий, ощущение покоя и порядка в жизни, понимание того, что его силы и энергия расходуются разумно и целенаправленно.

Блок ИД. 7-я позиция: наблюдательная функция — "Сенсорика ощущений"

Никогда не позволит себе Цезарь выглядеть хуже других. Всегда умеет себя эффектно преподнести, хотя к своему внешнему виду относится довольно придирчиво и критично.

Независимо от уровня своих доходов. Цезарь одевается со вкусом. Часто имеет собственный, иногда довольно экстравагантный, стиль, с которым может быть он сам в глубине души и не согласен, но считает необходимым его придерживаться, чтобы иметь возможность обратить на себя внимание. Цезарь и внешне стремится выгодно отличаться от других: яркость своей внешности он считает непременным условием собственного успеха.

Комфорт и бытовые удобства Цезарь считает непременным условием нормального существования. В организации собственного быта руководствуется в первую очередь требованием оптимальных удобств. К оформлению быта относится без особого снобизма: чистота, уют, удобство — его основные эстетические критерии. Разумеется, в его доме все должно быть не хуже, чем у других.

Эстетика для Цезаря — сфера реализации многочисленных его талантов и способностей. У него довольно четкие и определенные эстетические критерии, хотя многим они кажутся спорными. Эстетически Цезарь всегда логичел, его художественный стиль всегда оправдан. Экстравагантность для Цезаря не более, чем способ творческого самовыражения.

Искусство — область, где творческие успехи Цезаря наиболее заметны и находят наиболее яркое и полное выражение. Здесь он более всего стремится к безупречной работе и именно здесь его мастерство заслуженно получает наиболее высокую оценку.

Цезарю свойственна высокая физическая активность и выносливость. На проблемах своего самочувствия предпочитает не сосредотачиваться. Любит активный, насыщенный впечатлениями отдых.

Очень жизнелюбив. Его жизнелюбия с избытком хватает и на него самого, и на его дуала Бальзака. Ни при каких обстоятельствах Цезарь не теряет природного оптимизма и вкуса к жизни.

Блок ИД. 8-я позиция: демонстративная функция — "Этика эмоций"

Эмоции Цезаря в первую очередь подсознательно оформляют его манипулятивную этику отношений. То есть эмоции выражаются именно такие, какие, по мнению Цезаря, требует данная ситуация.

Именно поэтому Цезарь выражает всегда нужное (опять же, по его мнению) эмоциональное отношение к происходящему. Если у него праздник, значит, всем нужно веселиться, и он первый будет стараться поднять общее настроение. (Хотя не всегда считает себя обязанным брать на себя роль массовика-затейника.) Если какая-то проблема, значит, шутки в сторону, и он первый со свойственным ему эмоциональным напором постарается ускорить ее разрешение.

Цезарь великолепно умеет решать свои проблемы методом эмоционального воздействия (как любой этик). Но поскольку мера его воздействия реализуется подсознательно и сориентирована на проблемную эмоциональность Бальзака, — эмоциональное воздействие Цезаря всегда не слишком серьезное и не очень драматичное. Это своего рода этическая игра, выражающая нужный в данный момент эмоциональный импульс.

Цезарь себя считает достаточно сильным человеком, чтобы самому справиться с собственными проблемами. Поэтому его эмоциональное воздействие на партнера не является сигналом экстремальности ситуации (как, например, у Гюго) — это только форма его эмоциональной манипуляции партнером: с одной стороны, себя подзарядить, с другой — партнера раскачать. (А его дуал Бальзак эмоционально "раскачивается" очень тяжело.)

Эмоциям Цезаря (особенно в юном возрасте) свойственна такая "детская преувеличенность". Часто их выражение предваряется восторженными или испуганными восклицаниями. Иногда эмоциональным потоком Цезарь пользуется в случае невозможности что-либо обстоятельно объяснить: "Ах, ну как ты так можешь! Ой, ну как ты не понимаешь! Ну что же это такое!"

В зрелом возрасте эмоции Цезаря больше подчиняются системе его отношений, и уже реже являются способом самостоятельного выражения его настроений. Во всяком случае, жизненный опыт (а также удачная дуализация) приучает Цезаря быть осторожнее и сдержаннее в выражении своих эмоций.

Общение с Бальзаком, умеющим пригасить излишнюю (неоправданную) пылкость, идет Цезарю только на пользу — исчезает его эмоциональная инфантильность, которая на протяжении всей его жизни действительно мешает ему выглядеть величественно.

Сдержанность эмоций, воспитанная Бальзаком, только облагораживает Цезаря, она придает особую значимость его высказываниям и поступкам и выгодно работает на его авторитет.

Обсудить статью на форуме

 

Штирлиц (Стратиевская)

Описание Штирлица от Стратиевской

Штирлиц

Блок ЭГО* 1-я позиция* Программная функция "Деловая логика"

Деловой расчет Штирлица в первую очередь базируется на его личных волевых качествах, на его умении руководить, требовать, вкладывать свой личный труд, на его умении распределять ресурсы и использовать резервы, независимо от объективных экономических условий, независимо от того, благоприятны они или нет. Главное, чтобы они были стабильны. (В отличие от Джека, чей деловой расчет основывается на сильной интуиции, на умении приспособиться к постоянным переменам и использовать их с выгодой для себя; на максимальном использовании объективных условий и возможностей.)

Представителей этого типа отличают исключительнейшая работоспособность и деловая активность. Объем их работы не ограничивается ни временем, ни количеством собственных сил. Создается впечатление, что они хотят переделать всю работу, которая только попадает в их поле зрения.

Деловая активность их безгранична и неисчерпаема. Начав что-то делать, они постоянно открывают для себя новые задачи и возможности углубляются в процесс работы так, как будто раскапывают "золотую жилу".

Любую работу они доводят до высочайшего профессионализма. Объем их познаний потрясает! В любом деле они проявляют исключительную требовательность и самоотдачу: "Все, что я делаю, я делаю хорошо". "Победа ожидает того, у кого все в порядке, и это называется удачей" (Амундсен).

Весь смысл их жизни — в работе, в труде, в занятии выбранным делом. Люди этого типа обычно не понимают, как можно работать в полсилы. Безответственного отношения к труду в принципе не признают. Тот, кто работает "спустя рукава", в их понимании вообще не человек. Стоит ли говорить об их отношении ко всяким "халявчикам" и лентяям — эти люди для них существуют на совершенно противоположном полюсе. (В зрелом возрасте Штирлицы обычно уже не тратят свои силы на борьбу с ними — все равно все зло на свете не искоренишь, а есть дела и поважнее )

Самоотверженный труд Штирлиц считает нормой Поэтому, как правило, скуп на похвалу и поощрение (Преподаватели этого типа обычно задают работу в двойном объеме) Единственное, что поощряет Штирлиц, это встречную инициативу (Если он поручил сделать задание в двух вариантах, а ты сделал в четырех — молодец, но в следующий раз эти четыре варианта будут уже твоей нормой) Разумеется, можно сориентировать Штирлица и на то, чтобы он давал меньший объем работы (что великолепно умеет делать его конфликте? Есенин), но такая ориентация его обычно настораживает и очень беспокоит — время уходит, а работа накапливается.

Огромный объем работы Штирлиц считает в порядке вещей — как для себя, так и для других. Только самым близким людям, и в самые редкие минуты, он может пожаловаться на усталость. (Перегрузки и перенапряжение сопутствуют этим людям всю жизнь )

Обычно, когда Штирлиц видит, что у кого-то работа не получается, отбирает и делает сам, при этом подробно показывая и поясняя, как надо это делать. (Штирлиц в отличие от Жукова никогда не поучает, "как надо жить" — он учит, "как надо делать" то или иное дело )

По части изобретения методик представители этого типа вне конкуренции. Положительное свойство штирлицевских методов работы — умение максимально использовать имеющиеся в наличии резервы и возможности. (Например, преподаватель этого типа может потребовать выполнения сложных заданий именно самыми доступными средствами, а иначе, по его мнению, работе не научишься )

Эффективность штирлицевских методик зачастую просто поражает своими результатами Используя минимальные возможности, он достигает наивысочайших результатов только благодаря своей методике и количеству вложенного труда.

Разрабатывая свои методики, Штирлиц подсознательно ориентируется на людей, умеющих рассчитывать свои силы, возможности и время выполнения работы (как это делает его дуал Достоевский).

И это обстоятельство необходимо принимать во внимание — в противном случае, следование его методикам приводит к перегрузкам и перенапряжению Ни в коем случае не следует списывать неудачи в работе на "сомнительность" штирлицевских методик Не говоря уже о том, что такое обвинение исключительно болезненно его ранит, — оно будет в корне несправедливо: никогда и ни при каких обстоятельствах Штирлиц не порекомендует того, в чем лично не убежден на основании многократно проверенного опыта. Поэтому никогда нельзя его ругать за "безответственные" деловые советы -такие советы он в принципе давать не способен (Другое дело — если кто-то что-то неправильно понял, но это уже не его вина)

Представители этого типа отличаются исключительно высокой степенью личной ответственности. То, что ими обещано, выполняется всегда и при любых обстоятельствах. Пообещать и не выполнить они не могут. Штирлицы педантичны и требовательны во всем, что касается взаимных обязательств. Очень исполнительны и дисциплинированны Штирлицы не любят, когда к ним обращаются с пустяковой просьбой, поскольку к любому поручению относятся слишком серьезно. Сами никогда не обращаются к чужой помощи без достаточных на то оснований. Предпочитают решать свои проблемы собственными силами и того же требуют от других.

Не верят в легкий успех. Ценность любой работы, любого произведения для них определяется количеством вложенного труда. "Если все кажется легким, это безошибочно доказывает, что работник весьма мало искусен и работа выше его разумения" (Леонардо да Винчи). Если работа выполняется слишком быстро, Штирлиц начинает искать в ней недостатки и, как правило, находит.

Прекрасно оценивают профессионализм и деловые качества сотрудников. (Но иногда "покупаются" на показное рвение) Высоко ценят компетентность в различных областях знаний. Сами нередко поражают всесторонней эрудицией.

Любой аспект работы оценивают с точки зрения ее целесообразности. За бесполезные дела не берутся. Свои поступки соизмеряют в первую очередь целесообразностью и деловыми интересами. Великолепно организуют технические условия для максимально продуктивной работы.

Штирлиц не способен сидеть без дела — постоянно готов к активности. Обладает исключительной энергией. (Если, например, организует сотрудников на общую уборку, сам активно в ней участвует.)

Не неженка и не белоручка. Всегда требователен и к себе и к другим. Постоянно обращает внимание окружающих на недостатки и нерешенные проблемы, критикует сотрудников за недостаточную активность, за отсутствие инициативы и делового энтузиазма.

В работе отличается безукоризненной точностью. Проверку качества работы никому не доверяет проверяет как себя, так и партнеров. Его собственную работу можно не проверять.

Качество своей работы не считает пределом совершенства. Если кто-то из его окружения выполняет работу качественнее, чем он сам, этому только искренне радуется, но не любит, когда этим хвастают.

Отчитываясь за проделанную работу, не забывает перечислить всего сделанного, обратить внимание на успехи и достижения.

Не позволяет своему настроению влиять на собственную работоспособность. (Но на работоспособность сослуживцев его плохое настроение обычно очень сильно влияет.)

Выполняя ответственную работу, никогда не рассчитывает на импровизацию, удачу или вдохновение, а только на своевременное начало и упорный труд. (С понятием "своевременное начало" у Штирлица не все обстоит благополучно — иногда начинает работу слишком рано, когда еще не закончен процесс подготовки к ней и многие данные предстоящего дела ему недостаточно ясны.)

Любое дело стремится довести до конца, не позволит себе бросить работу на середине. (Хотя будучи перегружен другими заданиями, может поручить подчиненному закончить его работу, но делает это крайне редко и неохотно.) Не любит, когда при одной незавершенной работе ему поручают другую.

Блок ЭГО* 2-я позиция* Творческая функция*"Сенсорика ощущений"

Эстетика для представителей этого типа имеет огромное значение. Все, что ни делает Штирлиц, должно быть безупречно красиво. Техника, мастерство шлифуются им до бесконечности.

Создается впечатление, что он собирается побить все рекорды красоты и очень расстраивается, если качество его работы не соответствует собственным творческим замыслам: "Ни одна человеческая рука не в состоянии довести работу до полного совершенства" (Леонардо да Винчи). И тем не менее стремление к эстетическому совершенству характерно для представителей этого типа.

Огромное значение для него имеет эстетика собственного быта. Независимо от того, кем он работает — чернорабочим или министром, Штирлиц всегда подтянут и опрятен в одежде.

Представители этого типа умеют носить одежду исключительно аккуратно — так, что одна и та же вещь служит им многие годы и выглядит на удивление новой. Одевается добротно и элегантно, без вычурностей и излишеств. Гнаться за модой не в его правилах. (В своих вкусах Штирлиц очень консервативен, придерживается собственных эстетических эталонов.)

Основной стиль одежды — классический, но она отличается добротностью и высоким качеством пошива ("дорогая скромность"). Многие женщины любят деловой стиль, неброские, но дорогие украшения. С большим вкусом подбирают косметику и духи. (Отличительная черта женщин-Штирлицев — способность сохранять свою красоту до самого преклонного возраста)

Вкусы, как и привычки, меняет неохотно. К новым вкусовым ощущениям относится подозрительно и иногда с предубеждением. Каждый раз, отведывая незнакомое блюдо, он предварительно интересуется, что это такое и из чего приготовлено. Если, в его понимании, это не съедобно, старается отказаться в деликатной форме. Любимая и привычная еда Штирлицу никогда не надоедает, и ее однообразие его не смущает.

Всех представителей этого типа отличают прямая осанка и широко расправленные плечи. Ходят с гордо поднятой головой, если оборачиваются, то обычно всем корпусом. Мужчины этого типа отличаются выправкой, даже если никогда не служили в армии.

К внешнему виду окружающих Штирлиц требователен не меньше, чем к своему собственному облику: он может отказать в предоставлении работы человеку, пришедшему на собеседование неопрятно одетым, даже если это специалист высокого класса и с отличными рекомендациями.

Красота, изящество, эстетика, великолепный вкус постоянно сопутствуют представителям этого типа. Это — то, что их окружает, то, что создается их руками.

Семейный обед — парадно-праздничная обстановка. На стол выставляется лучшая посуда, готовятся фирменные блюда — все должно быть на самом высоком уровне (у некоторых даже будничный ужин сервируется как парадный).

Излишне говорить о том, какие великолепные кулинарки, мастерицы и умелицы представительницы этого типа. Причем Штирлицу обычно недостаточно того вкуса, которым он наделен от природы: многие из них дополнительно учатся всяким художественным ремеслам, что иногда резко меняет их профессиональную ориентацию. (Учительница математики начала брать уроки рисования, потом научилась составлять букеты, потом пошла на курсы керамики и гончарного дела, потом разработала и запатентовала свою собственную керамическую технологию, затем открыла керамическую фабрику по производству посуды, после чего переквалифицировалась на производство керамической скульптуры и сувениров.)

Чистота, порядок, дорогой и добротный комфорт качества, которые Штирлиц считает обязательными для своего дома. В его доме должно быть все, что может потребоваться на все случаи жизни. ("Мой дом — моя крепость".) Ни пустых полок, ни пустого холодильника в его доме не бывает. Штирлиц всегда помнит, какие запасы требуется пополнить. Излишки, которые у него залеживаются, выбрасывает только в случае уверенности, что в хозяйстве это использовать невозможно. Продукты покупает только лучшего качества, не считаясь с ценой, но в небольших количествах. (Чтобы не пришлось потом выбрасывать.)

Хозяйство ведет очень экономно и расчетливо.

Свое здоровье старается не запускать. Придает большое значение профилактике и спорту.

Болеть не любить — обычно выходит на работу, едва начав выздоравливать. (Если его подчиненные больше трех-четырех дней засиживаются на больничном, воспринимает это как дезертирство с рабочего фронта)

Представители этого типа отличаются исключительной выносливостью и сохраняют великолепную физическую форму и в самом преклонном возрасте. (Штирлиц, жалующийся на свое здоровье, — весьма редкое явление и только в случае действительно серьезных проблем.)

Любит путешествия, активный и комфортабельный отдых. Регулярно посещает выставки и театральные премьеры. Всегда в курсе культурной и общественной жизни.

Блок СУПЕРЭГО*3-я позиция*Нормативная функция* "Этика эмоций"

В малознакомой компании старается разыгрывать роль этакого бодрячка, неунывающего весельчака, шутит, улыбается. Старается быть предельно вежливым и любезным со всеми. Нового знакомого терпеливо выслушивает, независимо от того, интересен он ему или нет, — поддакивает, соглашается, выражает сочувствие. Если ему рассказывают какую-нибудь душещипательную историю, реагирует так, как следует, по его мнению, реагировать в данной ситуации — может и расплакаться, причем довольно демонстративно. (И хотя в глубине души Штирлиц действительно сентиментален, он не считает нужным этого скрывать, по крайней мере, в своем ближайшем окружении.)

Особенно ярко его сентиментальность проявляется в обстановке семейных торжеств или собраний в дружеском кругу: когда его поздравляют, упоминают о его заслугах, выказывают ему свое уважение и почести, лицо Штирлица принимает по-детски счастливое выражение и его положительные эмоции начинают приобретать какие-то совершенно непредсказуемые формы. Это состояние его так сильно волнует, что невольно возникает желание его как-то слегка успокоить (что великолепно чувствует и делает его дуал Достоевский). В момент такого эмоционального подъема Штирлиц очень уязвим и беззащитен. Обычно воспоминание о пережитой идиллии он сохраняет довольно долго и еще какое-то время делится своими впечатлениями с окружающими. (Со стороны может даже показаться, что его растроганность несколько преувеличена, но не дай Бог выразить недоверие его восторженному состоянию и этим испортить ему праздник — он будет более, чем уязвлен: его восторженность моментально перейдет в крайнее раздражение, поскольку он сразу почувствует себя очень неловко и обязательно найдет какой-нибудь способ отомстить за испорченное настроение)

В сфере своих постоянных контактов Штирлицы обычно держат резко напряженный, иногда слегка взвинченный тон общения. Очень вспыльчивы. Причем вспылить могут по любому поводу: очень не любят, когда ом возражают, не говоря уже о том, чтобы с ними спорить. (Спорить со Штирлицами вообще опасно для жизни. Как уже говорилось, их замечания и рекомендации многократно перепроверяются собственным опытом, поэтому свою точку зрения они считают единственно правильной и готовы отстаивать ее даже с кулаками, что происходит довольно часто, причем уровень их образования и культуры в данном случае значения не имеет:"… В ответ на мое возражение моя начальница (Штирлиц), милая, интеллигентная женщина с научной степенью и двумя университетскими дипломами, вдруг сжала кулак и замахнулась: "Вот так бы тебя и поколотила!")

Ситуацию, когда ему говорят "правду в глаза", переживает исключительно болезненно. Такое "правдолюбие" воспринимается им как недопустимая дерзость, грубость, нахальство, как своего рода "объявление войны". Выслушивая "правду" о себе, обычно стараются быть предельно сдержанными и ничем не обнаружить своего гнева, но такая "сдержанность" Штирлица намного опаснее его несдержанной ярости.

Штирлицам неимоверно трудно сдерживать свои отрицательные эмоции. Они этому всю жизнь учатся, причем не особенно успешно. Сколько близких друзей, надежных партнеров и исполнительных работников они теряют, прежде чем им удается воспитать в себе сдержанность.

Им легче скрыть свое глубокое горе, чем свое внезапное раздражение. Штирлицы не нытики. (Могут двадцать лет жить а конфликтных отношениях и при этом сохранять видимость благополучной семьи.)

На плохое самочувствие Штирлицы обычно не жалуются. (Хотя иногда они могут поведать с дрожью в голосе о своей плохой кардиограмме или плохих анализах. Впрочем, это скорее присуще пожилым женщинам, а молодой представитель этого типа, придя на занятия с загипсованной рукой, с улыбкой сообщает, что вот, мол, разбил мотоцикл, а так ничего особенного не произошло.)

Штирлиц обидчив, но отходчив. Зла старается долго не держать, впрочем это зависят от глубины нанесенной ему обиды.

Утешать и выражать соболезнование не любит, поскольку не уверен, что умеет это хорошо делать. Но если приходится, делает это весьма своеобразно — указывает на производственные или профессиональные показатели: " Посмотри, какие успехи ты делаешь, посмотри, как все твоей работой довольны, — чего ты расстраиваешься! Вот увидишь, все будет хорошо!"

Гнев и ярость обычно проявляет только в экстремальной ситуации — например, для того, чтобы мобилизовать партнера, если возникают какие-то конкретные трудности.

Старается подчинять эмоции рассудку. От эмоционального подъема очень устает. На плохое настроение не жалуется. О его причинах предпочитает не распространяться. Выправляет себе настроение отдыхом и любимой музыкой.

Блок СУПЕРЭГО*4-я позиция*Мобилизационная функция* "Интуиция времени"

Представители этого типа часто говорят, что даже если бы в сутках было сорок восемь часов, им бы все равно не хватило.

Тот объем работы, который они обычно намереваются выполнить, не укладывается в назначенные ими сроки. Проблема Штирлицев в том, что они не желают принимать в расчет фактор времени. Время — их злейший враг: они хотят довести работу до безупречного качества, а сроки этого не позволяют. Они составляют себе максимально напряженный график работы, поэтому, как бы точно они ни планировали свое время, постоянно происходят накладки в его распределении.

Устанавливая дневную норму выпускаемой продукции, Штирлиц, как правило, не учитывает ни время на подготовку к работе, ни снижения рабочих темпов в связи с усталостью и перенапряжением, игнорирует время перерыва на обед, не говоря уже о других непредвиденных расходах времени. Иногда бывают совершенно неприятные инциденты, когда он задает своим подчиненным вопросы типа: " Сколько можно болтать по телефону?!" или "Сколько времени продолжается ваш перекур?" Когда дело касается расхода рабочего времени, Штирлиц способен на исключительную бесцеремонность — вплоть до намека на то, что подчиненный слишком долго засиживается в туалете.

Создается впечатление, что Штирлиц испытывает разочарование всякий раз, когда у его служащих заканчивается рабочий день или они отпрашиваются в отгул или в законный очередной отпуск. (В отпуск Штирлицы отпускают своих работников крайне неохотно.)

Самый страшный проступок в понимании Штирлица -халатное отношение к рабочему времени. Если недостаток профессионализма и какие-то технические погрешности в работе Штирлиц еще как-то будет терпеть, то разбазаривание рабочего времени или (что еще хуже) приписка рабочих часов — самое страшное в его глазах преступление.

Низкая продуктивность — достаточный повод для увольнения.

Многие свои неудачи Штирлиц списывает на фактор времени. Упущенное время переживает очень болезненно. Постоянно подводит итоги и постоянно недоволен результатами.

Время — это самое дорогое и самое дефицитное из всего, что у него есть. Штирлиц никогда не позволит себе злоупотреблять чьим-либо временем. Человек, не считающийся с чужим временем, в его представлении -величайшее социальное зло. (Штирлица всегда возмущает, как можно назначить две деловые встречи одновременно в разных местах. Если это произошло по чьей-либо забывчивости или рассеянности — это все равно непростительно.)

Опоздание он воспринимает так же, как и обвес продуктов или обсчет денег. Опоздание — это украденное время (ни больше, ни меньше). Сам старается быть предельно пунктуальным, по крайней мере на начальном этапе отношений.

Любой непредвиденный расход времени Штирлиц переживает исключительно болезненно. Необходимость работать в сжатые сроки вгоняет его в панику. Старается начать работу заблаговременно. ("… Работу над дипломным проектом она начала раньше всех на курсе. Еще до того, как сообщили технические условия проекта, у нее уже было почти все готово, правда, потом, ей многое пришлось переделывать заново…")

Расход времени у Штирлица в первую очередь определяется его целесообразностью. Время, потраченное на работу, учебу или на личные дела, в его понимании, израсходовано целесообразно.

Терпеть не может тратить время впустую. С людьми, злоупотребляющими чужим временем, старается не общаться и вообще не иметь никаких дел.

При всем интересе к общественной жизни и политическим событиям, Штирлицу трудно идти "в ногу со временем". В глубине души он консерватор и не всегда готов признавать происходящие вокруг перемены. (Причина, по которой Маргарет Тэтчер рассталась с постом премьер-министра)

Штирлицу удобен партнер, который способен не только увидеть глобальные изменения во времени, но и убедить его считаться с ними, как это великолепно делает Достоевский. Пунктуальный, обязательный, деликатный и ненавязчивый в общении, он постоянно напоминает Штирлицу о самых неотложных его делах, следит за самым оптимальным расходом его времени. Следит за его распорядком дня, стараясь, чтобы он не был перегружен работой.

(Сам Штирлиц, как бы основательно он ни планировал распорядок своего дня, всегда перегружает его делами, даже, если это день его отдыха. Еще хуже получается, когда Штирлиц расписывает программу мероприятии для кого-нибудь другого: одна из представителей этого типа, принимая у себя в гостях родственницу (Робеспьера), организовала ей отдых, настолько перенасыщенный всякими мероприятиями, экскурсиями и визитами, что с ее гостьей через два дня произошел нервный срыв, закончившийся семейной ссорой и фактическим разрывом отношений.)

Достоевский корректирует распорядок дня Штирлица, заставляет его считаться со своими физическими возможностями, требует уделять больше внимания своему здоровью и отдыху.

Блок СУПЕРИД*5-я позиция*Суггестивная функция* "Этика отношений"

Строить свои личные взаимоотношения представителям этого типа очень трудно. Подсознательно они сориентированы на систему этических ценностей Достоевского. Поэтому их личная система взаимоотношений носит несколько идеалистический характер. С кем бы ни строили они свои взаимоотношения, они предполагают наличие в своем партнере таких качеств, как уступчивость, деликатность, щепетильность, порядочность, искренность, т.е. все те качества, которые свойственны этической программе Достоевского.

Естественно, что реальная действительность постоянно разочаровывает Штирлицев. Поэтому, анализируя предыдущий печальный опыт, они очень осторожны в формировании новых отношений. Очень нелегко сходятся с людьми, своего общества стараются не навязывать, о себе, о своей личной жизни рассказывают очень мало и очень неохотно.

Очень скрытные — можно проработать с этим человеком бок о бок несколько лет и почти ничего о нем не знать. В общении держат далекую дистанцию. Внешне очень недоверчивы, склонны к подозрительности, но тем не менее никаких проверок на "честность" они себе не позволяют — считают это бесчестным для себя и оскорбительным для партнера. Считают, если человек злоупотребил их доверием, пусть это будет на его совести. (Если, например, Штирлиц подозревает кого-то из подчиненных в злоумышленных действиях, он делает общее предупреждение всему коллективу, зная, что там уже сами во всем разберутся и общими силами выявят злоумышленника. Гораздо хуже обстоит дело, если в коллективе назревает заговор против него лично. Штирлиц некоторое время выжидает, надеясь, что "ядро заговорщиков" совершит какую-нибудь явную оплошность и тогда можно будет с ним "разобраться", либо кто-то из членов коллектива воспрепятствует заговору и погасит его. Если ни того, ни другого не происходит, он увольняет всех.)

Любое проявление непорядочности, нечестности, подлости, предательства, жульничества переживает очень обостренно. (Штирлиц в этическом плане вообще глубоко раним. Внешней суровостью и неприступностью он прикрывает свою внутреннюю уязвимость.)

К злоупотреблению его доверием Штирлиц относится очень болезненно. Причем дело здесь не в самолюбии и не в амбициях, а в том, что затронут его этический кодекс. Штирлиц подсознательно сориентирован на доверие к человеку. Доверие и порядочность считает нормой отношений. Человек, не наделенный этими качествами, в его понимании, безнравственный злодей и отношение к нему должно быть соответствующим.

Штирлиц умеет признавать свои ошибки и свою вину (хоть ему это стоит огромного напряжения, поскольку такое признание, как правило, им глубоко выстрадано), никогда не уходит от ответственности. Прямота и честность — самые активные качества его этики. — Но горе тому, кто заставит-Штирлица отвечать за чужую вину — по собственной воле и по своему желанию, он и сам может "прикрыть" кого угодно (кого считает нужным), но не дай Бог его "подставить" под неприятности, даже по недоразумению. (Что, хоть и будет считаться смягчающим обстоятельством, но тем не менее Штирлиц проведет самое тщательное расследование, пока не разберется в истинных мотивах поступка)

Отношения с разочаровавшими его людьми Штирлиц рвет без всякого сожаления и старается впредь о них не думать. Всякое упоминание об этих людях ему крайне неприятно. (Когда ему о них напоминают, он обычно морщится и отворачивается.)

Любое обострение отношений Штирлиц воспринимает как объявление войны: мобилизует всю свою волю и энергию и начинает обдумывать план действий в сложившейся ситуации. Причем эта война обычно продолжается "до победного конца" и стоит ему огромного напряжения сил и нервов, что впоследствии сказывается на его самочувствии.

Штирлиц великолепно умеет обострять отношения и довольно быстро наживает себе массу врагов. Поэтому этическая программа его дуала Достоевского является для его "проблематичной" этики настоящим спасением, поскольку ориентирует на взаимопонимание, миролюбие, милосердие и уступчивость. Достоевский учит Штирлица быть великодушным, уметь прощать, он "смягчает" Штирлица, сглаживает острые углы его отношений. Штирлиц успокаивается, видя перед собой этический пример Достоевского, умеющего стойко переносить любые разочарования и умеющего не держать зла. Идеалистические принципы Достоевского обретают реальность, когда им следует Штирлиц.

Блок СУПЕРИД*6-я позиция*Активационная функция* "Интуиция возможностей"

Если представители этого типа не всегда поспевают в ногу со временем, и "ход часов, откусывающих минуты" их постоянно держит в напряжении, то творческая мысль многих из них значительно опережает текущие события.

В какие бы фантастические дали ни уносилось его воображение, Штирлиц никогда не отрывается от реальности. (Проекты Леонардо да Винчи были рассчитаны на реализацию современными ему средствами; фантасмагории Булгакова отражают абсурдную реальность современной ему действительности.)

Даже если не каждый из представителей этого типа работает в области научных исследований, каждый с интересом выслушает рассказ о новых неизведанных явлениях. (Разумеется, если источник информации достаточно авторитетен.)

Штирлиц уважает людей, умеющих генерировать интересные и оригинальные идеи, равно как и способных нетривиально мыслить. С уважением относится к проектам и предложениям других и того же требует для себя. Воодушевляется всякой реальной возможностью воплотить свои творческие замыслы и научные идеи. И наоборот, отсутствие видимых перспектив тормозит его деловую активность (если вообще не парализует).

Штирлиц нуждается в людях, способных максимально раскрыть его творческий потенциал, оценить его способности и таланты, помочь реализовать их. Именно такую помощь ему оказывает его дуал Достоевский, восторженно воспринимающий все его идеи и начинания, способный ободрить и поддержать в трудную минуту. (Достоевский, который обычно не любит бегать по инстанциям и просить за себя, проекты Штирлица пробивает с исключительной энергией.)

К прогнозам и прогнозированию Штирлицы относятся со вниманием и интересом прислушиваются к мнению людей, умеющих предвидеть развитие событий в будущем (особенно, если эта способность базируется на научном опыте). Любая наука, на базе которой возможно прогнозирование, вызывает его интерес и уважение.

Считается с мнением людей, способных разглядеть этический потенциал каждого человека — его нравственные качества и наклонности. (Логический и сенсорный потенциал, т. е. интеллектуальные способности и художественный вкус, прекрасно видит и сам.)

Умеет испытывать свои способности и возможности. В обстановке конкурсов и соревнований не сникает -наоборот, появляется "спортивный азарт", который мобилизует его силы, и, что бы ни случилось, он великолепно владеет собой.

Чужому успеху Штирлиц не завидует — наоборот, радуется, поскольку считает, что незаслуженно успех ни к кому не приходит. (Хотя амбициозных выскочек, рассчитывающих на легкий успех, не любит, равно как и тех, кто добивается популярности любой ценой.)

Никого никогда не осуждает за неудачи. Наоборот, всегда старается подбодрить и поддержать человека, чей труд по каким-либо причинам не оценен по заслугам.

Не любит, когда ему "колят глаза" чужими успехами: успех для него не самоцель — надо хорошо делать свою работу, и он придет сам собой.

Критику своих способностей Штирлиц также не любит, поскольку делает все возможное и невозможное для того, чтобы их развить. (Не каждый Штирлиц "развивается" в Леонардо да Винчи, но отношение к развитию собственных возможностей у каждого из них очень серьезное)

Блок ИД*7-я позиция*Наблюдательная функция* "Логика соотношений"

Представители этого типа учатся всю жизнь и всю жизнь им не хватает полученных знаний, в чем они никогда не стесняются признаться, но что не всегда находит понимание у их коллег. "У самой пятнадцать лет преподавательского стажа, а она приходит ко мне на уроки с тетрадочкой и все подробно записывает!.." (из отзывов о представителе этого типа).

Никакой опыт работы, никакие профессиональные достижения не дают Штирлицам уверенности в том, что они знают достаточно много. Представители этого типа напрочь лишены каких-либо профессиональных амбиций и никогда не страдают отсутствием самокритики. Какого бы уровня профессионализма они ни достигали, никогда не позволяют себе переоценивать собственные возможности и к любой новой работе подходят исключительно серьезно.

Приступая к творческой или научно-исследовательской работе, они долго и скрупулезно собирают материал. (Иногда сбор материала продолжается на протяжении всей их профессиональной деятельности.)

Глубина проработки подготовительного материала у Штирлицев бывает совершенно потрясающей. (М. А.

Булгаков, никогда не бывавший в Иерусалиме, с поразительной точностью описал топографические особенности этого города — факт, который признают многие, знакомые с его творчеством израильтяне)

Эрудиция Штирлицев достойна всякого восхищения! Независимо от рода деятельности, их библиотеки изобилуют всевозможными справочниками, словарями, каталогами, атласами и энциклопедиями. (В библиотеке одного из представителей этого типа, разрабатывающего дизайн игрушек, хранились атласы с изображением зверей и животных всех существующих на земле видов, причем многие виды животных были представлены отдельными атласами.)

Штирлиц обычно не стесняется признать свою некомпетентность, хотя это и бывает чрезвычайно редко. Некомпетентность в профессиональном вопросе — вообще исключительное явление, но если такое происходит, то только в случае, если эта информация была для него по каким-то причинам недоступна.

Хотя именно для настоящего Штирлица никакая информация не бывает недоступной. Люди этого типа идеально подходят для сбора секретной и "труднодоступной" информации, идеально соответствуют профессии разведчика: исключительная наблюдательность в сочетании с умением анализировать полученную информацию (причем, полученную по всем возможным и невозможным каналам), незаурядная физическая выносливость, решительность, самообладание, предельная исполнительность и безупречная точность работы — вот комплекс данных, которыми наделен практически каждый из представителей этого типа и благодаря которым некоторые из них являются незаменимыми "бойцами невидимого фронта".

Любое полученное сведение, любое знание дает представителям этого типа "информацию к размышлению". Источники информации у Штирлица подразделяются на "авторитетные" и "неавторитетные". Первые принимаются почти безоговорочно, (хотя тоже не без проверки), вторые — проверяются и перепроверяются до тех пор, пока не переходят в разряд "авторитетных".

Доверяет Штирлиц только той информации, которая подтверждена фактами и в достоверности которой он лично многократно убежден. Всякую новую информацию воспринимает очень обстоятельно и основательно, стараясь увязать ее с уже имеющейся системой знаний. Если чего-то недопонял, не стесняется переспросить или уточнить. Полученную информацию старается сразу же разложить "по полочкам". Ему всегда важно понять ее не только в общих чертах, но и уточнить частности.

Простыми и доходчивыми средствами может изложить самые сложные труднодоступные пониманию понятия — качество, помогающее ему достичь превосходных результатов в преподавательской работе.

Со своей стороны, Штирлиц очень ценит в людях умение четко и последовательно излагать свою мысль. Его самого "сбить с мысли" очень трудно — излагая что-либо, он никогда не отходит от заданной темы и ни на какие уводящие в сторону вопросы обычно не отвлекается.

Неспособность четко и последовательно изложить свою мысль обычно не вызывает у него сочувствия, не любит сумбурных и путанных объяснений.

Искажения фактов и манипулирования ими так же не терпит, более того, это обстоятельство его всегда очень раздражает, особенно, когда затрагиваются его личные интересы или интересы его дела.

"Спекулятивную" логику Штирлиц не Принимает — он не из тех, кого можно убедить в чем угодно простейшей подтасовкой аргументов. С чужим мнением соглашается, если только оно не противоречит его собственным установкам и убеждениям, и если оно доказано фактами, в которых он лично убежден.

Блок ИД *8-я позиция* Демонстративная функция* "Волевая сенсорика"

Постоянно и повсеместно, по поводу и без видимых причин Штирлиц выражает готовность дать волевой отпор всякому, кто хоть чем-либо его заденет. Постоянно демонстрирует умение, способность и готовность постоять за себя.

Эта способность реализуется у Штирлица подсознательно и на каждом шагу проявляется в его поведении.

Независимо от настроения и состояния любой из представителей этого типа говорит с постоянным, утрированным нажимом в голосе, с расстановкой и акцентированием чуть ли не каждого своего слова, словно хочет подчеркнуть его особенную значимость.

Всегда резкие и напряженно-угловатые в движениях. Расслабленными их могут увидеть только самые близкие люди.

Ввиду постоянного напряжения, которое очень быстро передается окружающим, общение со Штирлицами многим покажется неприятным и утомительным. Но это никак не относится к его дуалу Достоевскому. Напряженность Штирлица его только приятно тонизирует — выводит из обычного расслабленного и как-будто развинченного состояния, заставляет собраться с силами, мобилизует его волю и энергию.

Воля и целеустремленность Штирлица также носят демонстративный характер. В назидательных целях Штирлиц умеет показать пример того, как нужно постоять за себя. Но первым нападать никогда не будет -разве что по недоразумению.

Решительность проявляет только в интересах дела, в плане защиты личных интересов и интересов "своей команды".

Целеустремленность-только в рамках целесообразности, как форма реализации собственного творческого потенциала. Штирлицы не способны "работать локтями" и "подниматься по трупам" для достижения своей цели. Поэтому вопрос самоутверждения собственных амбиций их также мало волнует — они никогда не захватывают власть, а приходят к ней волею избирателей, и свое право на управление и руководство великолепно доказывают честным и самоотверженным трудом.

Исключительно выносливые и жизнестойкие люди. Создается впечатление, что преодоление трудностей для них естественная и оптимальная форма существования:

работают по девятнадцать часов в сутки, всегда энергичны, активны, до глубокой старости сохраняют высокий жизненный тонус и внешнюю привлекательность.

Подчеркнуто опрятны, аккуратны, организованны, дисциплинированны. Считаются с удобствами окружающих. Стараются никому не причинять неприятностей и не доставлять неудобств. Свои проблемы решают только собственными силами — чего бы им это ни стоило.

Штирлиц — прирожденный лидер и, как правило, великолепный руководитель. Не боится взять на себя большую ответственность и не стремится переложить свои обязанности на других. Бремя житейских забот тянет безропотно, как бы тяжело оно ни было.

Своего партнера окружает самой тщательной заботой и опекой, совмещая свои семейные обязанности с профессиональной и общественной деятельностью. И если партнером Штирлица является его дуал Достоевский, затраченные усилия достойно и в полной мере вознаграждаются.

Обсудить статью на форуме

 

Достоевский (Стратиевская)

Описание Достоевского от Веры Стратиевской

 Достоевский

Блок ЭГО* 1-я позиция*Программная функция* "Этика отношений"

Достоевский стремится создать самую гармоничную, самую гуманную, в его представлении, форму этических отношений, исключающую подавление одной личности другой, исключающую конфликты, раздор, недопонимание, взаимное недоверие.

"Худой мир лучше доброй ссоры" — основная форма его этической стратегии.

Вся его жизнь — это поиск средств и возможностей реализовать свою идеалистическую систему отношений, причем его собственное поведение должно служить позитивным этическим примером.

Следствием такой установки являются характерные для людей этого типа повышенный самоанализ, самокритичность и постоянное этическое самоусовершенствование.

Высокая требовательность к себе у Достоевского сочетается с терпимостью к чужим слабостям. Поэтому кризис отношений он "выправляет" за счет собственных уступок, считая, однако, что эти уступки должны быть партнером вовремя замечены и должным образом оценены. По сути говоря, его уступка — это своего рода этический прием, которым он предполагает убедить партнера в своей изначальной доброжелательности и готовности к компромиссам.

На самом же деле, его уступчивость имеет разумные пределы. И если требования партнера переходят допустимые границы, Достоевский оказывает эмоциональное сопротивление, воздвигая между собой и разочаровавшим его субъектом непроницаемый психологический барьер.

Достоевский может поддерживать отношения с психологически несовместимым партнером, опираясь на чувство долга и ответственность перед сложившимися родственными и семейными связями, но в случае особо неблагоприятных отношений и, будучи абсолютно уверенным в невозможности что-либо в них исправить, бесповоротно и безоговорочно оставляет своего партнера. (Качество, свойственное также и Драйзеру.)

Представитель этого типа, сам лично не испытавший разрыва взаимоотношений с партнером, как правило, старается не допускать разрыва семейных отношений и у своих близких. (Он будет их мирить до тех пор, пока лично не убедится, что совместное проживание им действительно противопоказано.)

Разрыв собственных близких отношений Достоевский воспринимает очень болезненно, особенно, когда не видит реальной возможности их восстановить. Например, если кто-то из близких заставит его порвать отношения с другом, Достоевский попадает в ситуацию, противоречащую его системе взглядов: с одной стороны, он предает дружбу, с другой стороны — он не хочет огорчать своих близких.

К заповеди "Не делай другому того, чего не пожелаешь себе" Достоевский относится с исключительной серьезностью: он принципиально не желает причинять кому-либо даже малейшую неприятность. Старается для каждого создать условия максимального психологического комфорта, каждого одарить хоть крупицей своего душевного тепла.

Кротость, смирение, снисходительность к чужим слабостям, душевная чуткость, изначальная доброжелательность и миролюбие — вот основные ценности его этической программы.

Строя свои взаимоотношения, Достоевский старается быть предельно деликатным. Например, он не позволит себе категорически отказаться от предлагаемой помощи, даже если она не только очевидно неэффективна, но и очевидно вредна. (Но нельзя же отталкивать человека, который от чистого сердца и из лучших побуждений предлагает свои услуги.) То же самое и с советами явно абсурдного характера — Достоевский постарается быть с советчиком предельно деликатным, внимательно выслушает, поблагодарит за сочувствие его проблемам, но поступит соответственно обстоятельствам и собственному усмотрению. ("Почему бы и не послушать доброго совета?" -тем более, что далеко не каждый "доброжелатель" контролирует неукоснительное их выполнение) Кроме того, Достоевский способен воспринимать чужие советы не только как руководство к действию, но и как форму выражения сочувствия его трудностям.

Достоевский очень чувствителен к чужой беде, склонен к сопереживанию. Имеет способность буквально растворяться в чужих проблемах, особенно, если это проблемы близких ему людей.

Если, например, кто-либо из его окружения заболевает, Достоевский выхаживает его с исключительной самоотверженностью, не считаясь ни со своими собственными силами, ни со своим здоровьем, ни с опасностью возможного заражения. (Та семья, где есть родс

Драйзер (Стратиевская)

Описание Драйзера от Стратиевской.

 

Драйзер (ISFJ)

БЛОК ЭГО. 1-я позиция: программная функция — "Этика отношений"

Программа Драйзера ставит своей задачей в первую очередь выявить существующие негативные этические тенденции и бороться сними до полного их искоренения. В силу этих причин для Драйзера приемлемы только те отношения, в которых он видит для себя и для общества наименьшую вероятность неприятностей.

Возможно поэтому все "драйзеровские" заповеди так категоричны и включают в первую очередь именно то, чего человеку делать нельзя.

Чаще всего взаимоотношения с людьми у Драйзера строятся на двух заповедях: "Не делай другим того, чего не желаешь себе" и "Око за око, зуб за зуб". То есть, если человек не сделал тебе ничего плохого, ты не имеешь права к нему плохо относиться, но если ты в нем предполагаешь способность совершить дурной поступок, твое право ему не доверять, и, более того, твоя обязанность — предостеречь других. Если не понимать этой мотивации, может сложиться мнение о Драйзере, как о сплетнике, "обожающем перемывать косточки другим". Хотя именно представители этого типа при их врожденном понимании, что такое "хорошо", а что — "плохо", а также при их комплексе "ожидания неприятных последствий" терпеть не могут сплетничать ни о других, ни о себе, считая злословие делом недостойным и опасным, но предостережение — это их святое право и обязанность, и они всегда готовы и умеют его отстоять.

Иногда, по причине слабой интуиции и логики, Драйзер сам страдает от ограниченности собственной этической программы. Например, если ему сказать: " Я ведь тебе ничего плохого не сделал, почему ты мне не доверяешь?", тогда он начинает осознавать, что его поведение противоречит его собственным принципам. То есть он "наказывает" человека еще до проступка и, осознав это, Драйзер поступает очень непредусмотрительно — позволяет себе быть откровенным с человеком, который у него доверия не вызывает (что, как правило, оборачивается для него крупными неприятностями).

К счастью для себя, представители этого типа довольно рано начинают понимать свое природное преимущество (и никому не позволяют его оспаривать) — умение видеть в человеке предрасположенность к дурным поступкам, умение видеть этический потенциал окружающих людей.

Драйзер — великолепный физиономист, исключительно наблюдателен, способный по едва уловимым, только ему одному заметным признакам составить очень точное представление о характере человека и о мотивах его поведения.

Каждого человека, впервые оказавшегося в поле его зрения, Драйзер как бы "препарирует" своим пронизывающим, "рентгеновским" взглядом, под которым мало кто себя чувствует уютно. Самое точное представление об "этичности" человека, о мотивах его поведения складывается у Драйзера именно по первому впечатлению.

В сложившемся негативном мнении он, как правило, не ошибается, а если и соглашается отказаться от первоначального впечатления, то только для того, чтобы лишний раз себя перепроверить. (Наделив его этим ценным качеством, природа как бы извинилась за то, что так обделила интуицией и логикой.)

Пользуясь этим своим природным щитом, Драйзер строит отношения с людьми очень осторожно, даже настороженно. Его раздражает, когда этому его свойству противопоставляют альтернативу "изначального дружелюбия ко всем без исключения". Такая установка его сбивает с толку, поскольку не противоречит его этическим принципам, но вместе с тем является для него опасной, так как заставляет забыть о своих сильных качествах и подставить под удар слабые.

Драйзер часто производит впечатление человека замкнутого и некоммуникабельного. Действительно, он лучше себя чувствует в привычном и проверенном окружении. И только подчиняясь обстоятельствам, буквально заставляет себя расширить круг своих знакомств.

Драйзер всегда знает, как к нему относятся, всегда чувствует отношение к себе. Всегда чувствует ложь, фальшь и лицемерие и по отношению к себе и по отношению к другим.

Со свойственным ему максимализмом, в котором находят отражение все его непоколебимые этические принципы, Драйзер предпочитает поддерживать отношения только с теми людьми, которые полностью соответствует его нравственным критериям. И даже если создается впечатление, что он предъявляет своему окружению слишком завышенные требования, Драйзер не способен сн

Реклама
Свежие записи
Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031